Ясные притчи

Ясные притчи
ПО-АРАБСКИ:
امثال ظاهر

В КОРАНЕ:
     14:18; 16:92; 22:31; 30:28; 49:12
ТЕГИ:
     виды притч
СИНОНИМЫ:
     амсаль захира
СМ. ТАКЖЕ:
     притчи: место, значение; виды притч: афористичные, скрытые

Ввиду многообразия форм притч (амсаль) в Коране принято делить на три группы: ясные (за̄хи­ра), скры­тые (ка̄мина) и афористичные (мурсаля). Скрытые амса̄ль — это об­раз­ные выраже­ния, от­ра­жа­ющие смысл арабских пословиц. Афористичные амсаль благодаря своей ла­ко­нич­нос­ти, вы­ра­­зи­тель­ности и ритмичности стали кры­ла­ты­ми фразами, сре­ди которых есть такие, которые содержат поучительный смысл, и такие, которые метко характеризуют ка­кое-ли­бо явление.

Ясные притчи в Коране

Амса̄ль за̄хира — это сравнения или рассказы, подчёркивающие сходство между предметами, яв­ле­ниями или понятиями в каком-либо отношении или их типичность для определённой группы лю­дей. В большинстве случаев эти сравнения прямые, то есть содержат слова и частицы, обоз­на­ча­ющие сравнение, например: «Деяния тех, кто не уверовал в своего Господа, подобны пеплу, над ко­то­рым пронёсся сильный ветер в бурный день. Они не смогут распоряжаться ничем из того, что приобрели» [14:18]; «А кто при­об­ща­ет сотоварищей к Аллаху, тот словно падает с неба: птицы подхватят его или же ветер забросит его в далёкое место» [22:31]. В первом аяте сра­в­не­ние выделяется словом масаль и частицей كَ («как», «словно»), а во втором случае — только со­ответст­ву­ю­щей ча­с­ти­цей.

Каждое сравнение в этой притче увлекает вдумчивого слушателя в красочный мир связанных друг с другом образов: освещённая лам­па­дой ниша; яркая звезда на ночном небе, подобная свер­ка­ющему жемчугу; оливковое дерево на вершине холма, поглощающее сол­неч­ный свет от рас­све­та до заката; и наконец, чистое, почти светящееся масло, вспыхивающее ярким пламенем от соприкосновения с го­ря­щей лучиной. Сколь­ко энергии в этих сравнениях и какое пространство для полёта фантазии!

Большинство коранических сравнений посвящены проблеме веры и неверия. В них разъясняется необходимость поклонения одному Аллаху и тщетность обожествления творений, описываются душевные переживания верующих и атеистов. Например, в притче о со­ба­ке [7:176] содержится указание на психологическое состояние людей, которые не признают жизни после смерти и связывают все свои надежды с земным миром. Собака не успокаивается и продолжает высовывать язык и тогда, когда ты прогоняешь её, и тогда, когда ты оставляешь её в покое. Так и тот, кто не надеется на будущую жизнь и признаёт только этот материаль­ный мир. Он не находит покоя и продолжает желать большего, независимо от размеров его благосостояния.

Что же касается познания сущности и атрибутов Аллаха, то Коран отрицает возможность такого познания путём сравнения или сопо­ста­вления: «Никого не сравнивайте с Аллахом! Поистине, Аллах знает, а вы не знаете» [16:74]; «А описание Аллаха — самое возвы­шен­ное» [16:60]. Вместе с тем безупречность божественных атрибутов постижима посредством сравнения, получившего название ки­йа̄с аль-аўля̄. Это значит, что если какой-нибудь недостаток не приличествует творениям, то он тем более не приличествует Всевыш­не­му Творцу. На та­ком принципе построена, например, притча о рабе и господине: «Он привёл вам притчу о вас самих. Разве [рабы], ко­торые принад­ле­жат вам, являются совладельцами того, чем Мы наделили вас? Разве они с вами имеют одинаковые права на это и раз­ве вы опа­са­е­тесь их так, как опасаетесь друг друга?» [30:28].

Некоторые притчи в Коране не содержат сравнения, и их можно разделить на три вида:

  1. примеры, в которых на первый план выводятся качества, наиболее типичные для определённой категории людей: «Аллах привёл в пример неверующим жену Нуха и жену Лута» [66:10]. Они не уверовали в единого Аллаха, и даже близость с пророками не спа­сла их от наказания. И остальным грешникам тоже неоткуда ждать помощи, если они не раскаются и не станут творить доб­ро;
  2. аргументы в пользу определённого суждения, которые распространяются на все похожие ситуации, например: «Поистине, те, кому вы поклоняетесь помимо Аллаха, не сотворят и мухи, если даже объединятся для этого. Если же муха заберёт у них что-нибудь, им не отобрать этого у неё» [22:73];
  3. небольшие притчи-рассказы, в которых даётся нравственно-этическая оценка поступкам людей, а их последствия воплощаются в материальные образы. К числу таких амса̄ль относится притча о двух мужах [18:32-44] и притча о жителях селения [36:13-29]. Ввиду наличия сюжетного движения эти притчи можно отнести и к рассказам (каcаc).

Многогранность идейного содержания притч-рассказов эффектно сочетается с совершенством их формы. Так, в притче о двух мужах осуждаются высокомерие и самонадеянность, привязанность к земным благам и неверие в последнюю жизнь, подчёркивается пре­вос­ходство терпения и старания, благодарности и убеждённости в божественной заботе. Важное место здесь отводится осмысле­нию сущ­но­сти богатства, его происхождения и предназначения. В развязке богач лишается своего сада и понимает, что понесённый убыток — следствие его надменности и неверия. Он сожалеет о том, сколько сил и средств он вложил в него. Но является ли его поведение рас­ка­я­ни­ем или же это кратковременная реакция на тяжёлый удар судьбы? Коран не посвящает нас в продолжение этой истории, пре­до­ста­в­ляя человеку возможность продолжить её на своём собственном примере.

Таким образом, амса̄ль за̄хира могут быть построены на прямых или непрямых сравнениях, а могут и вовсе не содержать сравнений. Встроенные в мозаичную стилистическую палитру Корана, они выделяются многообразием задействованных в них фигур и пере­кли­ка­ются с другими литературными приёмами и жанрами.

Примеры ясных притч

Поучительные истории, которые названы притчами в Коране, принято относить к ясным притчам. Коранические притчи-сравнения придают отвлечённым рассуждениям конкретность и образ­ность. Так, в суре Иб­ра̄­хӣм (14, «Ав­ра­ам») разъясняется суть веры и пра­вед­ности, которые сравниваются с деревом, корни ко­то­ро­го прочны, а ветви восходят к небу [14:24-26]. Вера укореняется в душе чело­ве­ка благодаря знаниям и твёрдой убеждённости. Её ветви — прекрасные слова, праведные деяния, богоугодный нрав и хорошее пове­де­ние. Его корни — это свидетельство единобо­жия, его ствол — это любовь к Богу (Аллаху), страх перед Ним и надежда на Него Его пло­ды — польза, которую верующий человек приносит остальным людям. Суть этой притчи в том, что истинная вера никогда не подтолк­нёт человека к насилию и нетерпимости, злобе и враждебности. Подобно деревьям, вера нуждается в заботе и уходе, а её пища — это знания и размышления о бытии мира и человека. Но если в сердце нет веры, то его можно сравнить с колок­вин­том — рас­тени­ем без корней, которое легко вырывается с места ветром. Если даже этого не про­ис­хо­дит, его плоды всё равно несъедобные и горь­кие.

В другой притче разъясняются последст­вия от­ступления от клятв: «Не упо­до­бляйтесь той, которая распустила свою пряжу полнос­тью после того, как придала ей прочность» [16:92]. Принёс­ший клятву Име­нем Аллаха не может взять свои слова назад или отка­зать­ся от добровольно принятых на себя обя­за­тельств. Если он нарушает кля­тву, то оказывается в убытке, как и женщина, кото­рая распус­ка­ет пряжу. Она лишается изде­лия, на ко­то­рое были потра­че­ны силы и время, а оставшаяся при ней шерсть уже далеко не та, что бы­ла преж­де.

Нередко сопоставляемые в притчах понятия имеют сходство в нескольких отношениях. Например, в притче о мирской жизни [10:24] подчёркивается преходящий характер земных благ. Они сравниваются с зеленью, которая доставляет людям радость своим видом, но быстро увядает и превращается в сухие былинки. Они сравниваются и с землёй, которая дарит людям плоды, но эти дары могут по­гиб­нуть от жары или от ветров, когда люди совершенно не ожидают этого. Наконец, они сравниваются с дождевой водой, которая не­дол­го сохраняется на земле, равно как и богатство недолго остаётся у человека. Как дожди становятся причиной гибели урожая и раз­ру­ше­ний, когда они выпадают сверх меры, так и мирские блага вредят человеку, когда они в избытке. Как попавший под дождь не ос­та­ёт­ся су­хим, так и приобретший богатство не может уберечься от его тлетворного влияния.

Коранические притчи играют важную роль в формировании духовного облика верующего. В этом плане примечательна история о том, кто совершает добрые дела из корысти или ради того, чтобы люди хвалили его: «Притчей о нём является притча о гладкой скале, по­кры­той слоем земли. Но вот выпал ливень и оставил скалу голой. Они не властны ни над чем из того, что приобрели» [2:264]. Серд­це человека, лишённого искренности и помогающего людям только из корысти, подобно гладкой скале, покрытой слоем земли. Когда глядишь на неё, кажется, что после дождя она покроется растительностью. В действительности же это всего лишь каменная глыба, и одного ливня достаточно, чтобы смыть с неё весь слой земли. Смысл этой притчи в том, что если добрые деяния совершаются не из чистых побуждений, то человек в конечном итоге не сумеет извлечь пользы из них. Все дела оцениваются по намерениям, и каждый получает только то, к чему он в действительности стремился.

Колоритность коранических притч потрясает воображение и оказывает сильное эмоциональное воздействие на аудиторию. Например, в притче о свете [24:35] сердце верующего сравнивается с нишей, в которой светит лампада, подобная жемчужной звезде. Она на­пол­не­на маслом, которое выжато из наилучшего сорта оливок и готово светиться даже без соприкосновения с огнем. Содержимое этой лам­па­ды сравнивается с качествами верующих, которые готовы к восприятию духовных истин и выполнению Божьих предписа­ний. Стоит им услышать призыв к добру, как их сердца озаряются светом веры и благочестия. Чистота и непорочность их сердец делают этот свет ещё более ярким: один свет ложится поверх другого.

В коранических притчах также используется непрямое сравнение, которое не выделяется при помощи слов и частиц, обозначающих сравнение. Например, злословие за спиной верующего сравнивается с пожиранием его тела после смерти: «И не злословьте за спиной друг друга. Разве понравится кому-либо из вас есть мясо своего умершего брата, если вы чувствуете к этому отвращение?» [49:12]. Как умерший не способен помешать тому, что делают с его телом; так и живой не может защитить свою честь, если злословят за его спиной. Человек осознаёт омерзительность прикосновения к трупу своего близкого с дурным намерением, и поэтому ему следует воз­держаться и от посягательства на его честь и достоинство.

Удивительный смысл кроется в притче о пользе праведных деяний: «Притчей о тех, кто расходует своё имущество на пути Аллаха, является притча о зерне, из которого выросло семь колосьев, и в каждом колосе — по сто зёрен» [2:261]. Смысл этой притчи в том, что добро порождает добро, и благодеяния приносят пользу и тем, кому оказана помощь, и тому, кто оказал её. Помогая людям, мы вносим свой вклад в оздоровление общества, поддержание социальной справедливости и укрепление мощи родной страны. Наряду с этим, Аллах вознаграждает тех, кто творит добро, приумножая эту награду в семьсот раз и даже более того. Он увеличивает возна­граж­дение, кому пожелает, в зависимости от той веры, которая утвердилась в душе, чистоты намерений и той пользы, которую прино­сит совершённое благодеяние.

Притчи не только вдохновляют на совершение достойных поступков, но и удерживают от потакания страстям, а также злоупотреб­ле­ния властью и положением. В истории о том, кто помогает людям, чтобы обижать их и попрекать за оказанную милость, говорит­ся: «За­хочет ли кто-нибудь из вас, если у него будет сад из финиковых пальм и виноградника, в котором текут реки и растут всякие пло­ды, чтобы его сад был поражён огненным вихрем и сгорел, когда его постигнет старость, а его дети будут ещё слабы?» [2:266]. Ги­бель сада после того, как его деревья принесли плоды, является большой бедой. Она усугубляется тем, что владелец сада уже со­ста­рился, а его дети ещё малы и беспомощны. В таком положении оказывается человек, делающий добро людям и попрекающий их в ока­занной милости. Он лишается награды за свои добрые деяния в тот момент, когда больше всего нуждается в ней, а времени для того, что­бы исправить положение, нет.

Литература

Использованная литература
  • Э.Р. Кулиев, Притчи и тропы в Коране // Исламоведение : Пособие для преподавателя. — 2-е изд., испр. — М. : МИУ, 2008. (рус.)
  • Э.Р. Кулиев, Ясные амсал в Коране // Корановедение: Учебное пособие / Э.Р. Кулиев и М.Ф. Муртазин. — М. : Изд-во МИУ, 2010. — С. 183-186. (рус.)
Дополнительная литература
  • M. Zahniser, Parable // Encyclopaedia of the Qurʾān. — Leiden : E. J. Brill, 2004. — Vol. IV (P—Sh). — P. 9. (англ.)
  • Parables of the Qurʾān // Integrated Encyclopedia of the Qurʾān. — Sherwood Park: CIS, 2013—2019. — Vol. V (P—So). (англ.)
  • R. Sellheim, G.M. Wickens, P.N. Boratav, J.A. Haywood and J. Knappert, Mat̲h̲al // Encyclopaedia of Islam, Second Edition. — Leiden : E. J. Brill, 1993. — Vol. VII (Mif—Naz). (англ.)

Информация о статье

  • Автор: Редакция сайта; E-mail: feedback@quranacademy.org.
  • Библиографическая ссылка: Ясные притчи [Электронный ресурс] // QuranAcademy.org: Академия Корана. 2020 г.
  • URL: http://ru.quranacademy.org/encyclopedia/article/Amthal-zahira
  • Дата первой публикации: 8 апреля 2020 г.
  • Дата обновления: 17 июня 2020 г. (архив)