Виды притч

Виды притч
ПО-АРАБСКИ:
أنواع الأمثال
ТЕГИ:
     виды притч
СИНОНИМЫ:
     виды амсаль
СМ. ТАКЖЕ:
     притчи: место; виды притч: ясные, афористичные, скрытые

Притчи (амса̄ль) в Коране можно разделить на три группы: ясные (за̄хира), скрытые (ка̄мина) и афористичные (мур­са­ля).

Ясные притчи

Ясные притчи (амса̄ль за̄хира) — это сравнения или рассказы, подчёркивающие сходство между предметами, яв­ле­ниями или поня­ти­я­ми в каком-либо отношении или их типичность для опре­де­лён­ной группы лю­дей. В большинстве случаев эти сравнения прямые, то есть содержат слова и час­тицы, обоз­на­ча­ющие сравнение. Коранические притчи-сравнения придают отвлечённым рас­суждениям кон­кре­т­ность и образность.

Нередко сопоставляемые в притчах понятия имеют сходство в нескольких отношениях. Коло­рит­ность коранических притч потрясает воображение и оказывает сильное эмоциональное воздей­ствие на аудиторию. Каждое сравнение в этой притче увлекает вдумчивого слушателя в красоч­ный мир связанных друг с другом образов. Большинство коранических сравнений посвящены про­блеме веры и неверия. В них разъясняется необходимость поклонения одному Аллаху и тщет­ность обожествления творений, описываются ду­ше­в­ные переживания верующих и атеистов. Что же касается познания сущности и атрибутов Аллаха, то Коран отрицает возмож­ность та­ко­го познания путём сравнения или сопо­ста­вления [16:60, 74]. Вместе с тем безупречность божественных атрибутов постижима по­сред­ст­вом сравнения, получившего название кийа̄с аль-аўля̄. Это значит, что если какой-нибудь недостаток не приличествует творе­ни­ям, то он тем более не приличествует Все­выш­нему Творцу. На та­ком принципе построена, например, притча о рабе и господи­не [30:28].

В коранических притчах также используется непрямое сравнение, которое не выделяется при помощи слов и частиц, обозначающих сравнение. Некоторые притчи в Коране не содержат сравнения, и их можно разделить на три вида: примеры, в которых на первый план выводятся качества, наиболее типичные для определённой категории людей; аргументы в пользу определённого суждения, которые распространяются на все похожие ситуации; небольшие притчи-рассказы, в которых даётся нравственно-этическая оценка поступкам людей, а их последствия воплощаются в материальные образы.

Многогранность идейного содержания притч-рассказов эффектно сочетается с совершенством их формы. Таким образом, амса̄ль за̄­хи­ра могут быть построены на прямых или непрямых сравнениях, а могут и вовсе не содержать сравнений. Встроенные в мозаич­ную сти­листическую палитру Корана, они выделяются многообразием задействованных в них фигур и пере­кли­ка­ются с другими литера­тур­ными приёмами и жанрами.

Скрытые притчи

Как отмечалось выше, предания о возникновении пословиц и поговорок сохранялись в пле­мен­ных традициях арабов. Коран же на­ро­чи­то подчёркивает, что является откровением от Аллаха и не содержит высказываний людей [69:40-43]. Поэтому не удивительно, что в тексте Корана нет ни одной пословицы или поговорки, возводимой к кому-либо из древних арабов. Вместе с тем значе­ния некоторых аятов совпадают с мудростью племенных притч. Поэтому ас-Суйути, наряду с соб­ст­вен­но притчами, рассматривает и так называемые скрытые притчи (ар. امثال کنین [амса̄ль ка̄мина]‎) — образные выражения, от­ра­жа­ющие смысл арабских пословиц.

По своей форме амса̄ль ка̄мина отличаются от пословиц и поговорок, хотя и характеризуются глубоким смы­с­лом и выразительностью. В связи с этим некоторые исследователи считают, что их неправильно рассматривать в данной главе. Не­смо­т­ря на это, сопоставление содержательной стороны племенных притч с кораническими аятами прочно вошло в тра­ди­ци­он­ное бо­го­сло­вие. Одним из первых про­блемой амса̄ль ка̄мина занимался известный куфийский богослов аль-Хусейн ибн аль-Фадль (ум. 895). К нему возводят сообщение, которое приводится во многих сочинениях о коранических науках и в котором более десятка пословиц увя­зы­ва­ют­ся с кораническими откровениями.

Афористичные притчи

Если скрытые притчи (амса̄ль ка̄мина) напоминают пословицы только своим содержанием, то афористичные притчи (ар. امثال مرسلة [ам­са̄ль мурсаля]‎) благодаря своей ла­ко­нич­нос­ти, выра­зи­тель­ности и ритмичности сами стали крылатыми фразами. Эти афо­ри­с­тич­ные выражения составляют третий вид амса̄ль в Коране. Сре­ди них есть такие, которые содержат поучительный смысл, и такие, которые метко характеризуют какое-либо явление. К амса̄ль мурсаля дидактического характера относятся афоризмы, в основе которых лежат духовные истины или правила житейской мудрости. Второй вид амса̄ль мурсаля — выражения, ставшие поговорками и упо­т­ре­б­ля­емые вне контекста, в котором они встречаются в Коране. Как и обычные поговорки, эти афоризмы остаются неизменными, не­за­ви­си­мо от рода, лица и числа окружающих их синтаксических конструкций.

Появление амса̄ль мурсаля — одно из свидетельств того, какое влияние оказал Коран на развитие арабской литературы и арабского язы­ка. Тем не менее некоторые правоведы считают нежелательным употребление коранических афоризмов в повседневной речи, осо­бен­но если это делается в шутку или с насмешкой. В то же время многие разрешали цитировать аяты с целью назидания или для вы­ра­жения своих чувств, если их содержание соот­вет­ст­ву­ет какому-либо происшествию и если это делается всерьёз.

Тропы в Коране

Троп — стилистический термин, обозначающий использование слова в переносном, иносказательном значении. Некоторые учёные по­лагают, что слова в Коране не могут быть использованы в переносном значении, поскольку к такому литературному приёму прибе­га­ют только тогда, когда не находят возможности изложить мысль ясными, недвусмысленными выражениями, что, естественно, недо­пу­с­тимо в отношении Аллаха. Другие считают, что употребление слов в переносном значении есть элемент красноречия и вырази­тель­но­сти, и подобные обороты лишь подчёркивают совершенство и неподражаемость Корана.

В русской лексикологии основными видами тропов являются метонимия, синекдоха и метафора. В арабской риторике для обозначения стилистических оборотов Корана был введён целый ряд понятий, в совокупности отображающих богатство арабского языка.

Метонимия — замещение одного слова другим, связанным с ним пространственными, временны́ми или причинными отношениями. В качестве примера можно назвать упоминание места в смысле его населения: «Спроси [жителей] селения, в котором мы были» [12:82]. Слово «жители» в арабском тексте опущено, что позволяет говорить об использовании слова «селение» в переносном смысле.

Другая форма троп — синекдоха. В основе этого элемента, довольно часто используемого в Коране, лежит отношение одного слова к другому как части к целому. В суре ан-Ни­са̄’ (4, «Жен­щи­ны») говорится: «Кто бы ни убил верующего по ошибке, он должен осво­бо­дить верующего раба» [4:92]. Здесь в значении «раб» используется слово «шея» (рак̣аба).

Метафора — третий вид тропа, в основе которого лежит ассоциация по сходству или по аналогии. В большинстве метафор перенос­ное значение слова выдвигается на первый план, а его прямое значение придаёт выражению особую эмоциональную окраску. В суре Мар­йам (19, «Ма­рия») говорится: «Голова запылала сединой» [19:4]. Совершенно ясно, что голова не может пылать, но использова­ние глагола в переносном значении придаёт этому выражению особую красоту. В суре ан-Нах̣ль (16, «Пчё­лы») говорится: «Аллах облачил их в одеяние голода и страха» [16:112]. Естественно, что голод и страх не могут быть одеянием, но использование такого оборота при­да­ёт тексту образность, делает его более выразительным.

В последних двух примерах описаны метафоры, образованные путём введения в речь отдельного яркого слова. В других случаях эле­мен­ты с переносным смыслом образовываются при помощи образного речевого оборота: «Они — те, которые купили заблуждение за вер­ное руководство. Но сделка не принесла им прибыли» [2:16]. В этом аяте сделкой образно называется отказ от истинного пути, и совер­шен­но ясно, что ни о какой реальной сделке здесь речь не идёт.

Для арабов, высоко ценивших поэзию и красноречие, не составляло труда понять истинный смысл подобных выражений. Им даже не приходило на ум понимать их в том смысле, который сегодня принято называть прямым (буквализм). В контексте каждого корани­чес­ко­го отрывка слова и обороты приобретали конкретное значение, и поэтому некоторые учёные не ощущали потребности в разде­ле­нии прямого и переносного смысла в коранических аятах.

Литература

Использованная литература
  • Э.Р. Кулиев, Притчи и тропы в Коране // Исламоведение : Пособие для преподавателя. — 2-е изд., испр. — М. : МИУ, 2008. (рус.)
  • Э.Р. Кулиев, Притчи в Коране // Корановедение: Учебное пособие / Э.Р. Кулиев и М.Ф. Муртазин. — М. : Изд-во МИУ, 2010. — С. 177-183. (рус.)
Дополнительная литература
  • Zahniser, A.H. Mathias, Parable // Encyclopaedia of the Qurʾān. — Leiden : E. J. Brill, 2004. — Vol. IV (P—Sh). — P. 9. (англ.)
  • Parables of the Qurʾān // Integrated Encyclopedia of the Qurʾān. — Sherwood Park: CIS, 2013—2019. — Vol. V (P—So). (англ.)
  • Sellheim, R., Wickens, G.M., Boratav, P.N., Haywood, J.A. and Knappert, J., Mat̲h̲al // Encyclopaedia of Islam, Second Edition. — Leiden : E. J. Brill, 1993. — Vol. VII (Mif—Naz). (англ.)

Информация о статье

  • Автор: канд. филос. наук Кулиев, Э. Р.; E-mail: feedback@quranacademy.org.
  • Библиографическая ссылка: Виды притч [Электронный ресурс] // QuranAcademy.org: Академия Корана. 2020 г.
  • URL: http://ru.quranacademy.org/encyclopedia/article/Anwa-Amthal
  • Дата первой публикации: 17 июня 2020 г.