Подлинность текста Корана

Подлинность текста Корана
ПО-АРАБСКИ:
أصالة القرآن الكريم

КАТЕГОРИЯ:
     текст Корана, полемика
СМ. ТАКЖЕ:
     развитие текста Корана, искажение Писания

По́длинность те́кста Кора́на (ар. أصالة القرآن‎) — полемика относительно подлинности мусульман­ского свя­щен­но­го Писания.

История

История собирания и кодификации текста Корана основы­вается на мусуль­манской традиции. Пре­да­ния на этот счёт, признаваемые бого­словами, отвечают строгим критериям, выработанным для установ­ления досто­верности хадисов. Многие из них не вызывают сомнений в своей на­дёж­нос­ти, потому что в каждом поколении множество передат­чиков рассказывали их не­за­ви­си­мо друг от друга. В бого­словской терми­нологии такие хадисы называются мутавāтир.

Согласно мусульманской традиции, Коран был записан на отдельных листах при жизни пророка Мухаммада и собран в одну кни­гу вскоре после его смерти. Этот первый полный список Корана был назван мусхафом Абу Бакра (да будет доволен им Аллах) — по имени первого Пра­вед­но­го халифа. Спустя несколько лет по инициативе третьего халифа ‘Усмана ибн ‘Аффана (да будет доволен им Аллах) экземпляры Корана были размно­жены и ра­зос­ла­ны в главные города Халифата. Эти списки были едино­душно утверждены сподвижниками, а все ос­таль­ные записи, хра­ня­щи­е­ся у них, было решено уничтожить, чтобы спустя годы никто не мог заявить, что у него сохранился фраг­мент священного текста, не во­шед­ший в Коран.

До нас не дошли упоминания о сколько-нибудь серьёзных возра­жениях против мусхафа Абу Бакра (да будет доволен им Аллах) или копий, разосланных халифом ‘Усманом (да будет доволен им Аллах). Даже повстанцы, упрекавшие ‘Усмана (да будет доволен им Аллах) в зло­употреб­лении властью и требовавшие его отставки, не предъявляли ему обвинений в искажении Корана. Известно лишь, что авторитетный сподвижник ‘Абдуллах ибн Мас‘уд (да будет доволен им Аллах), поселившийся в Куфе, вы­ска­зал­ся против назначения Зайда ибн Сабита (да будет доволен им Аллах) главой комиссии по пере­писыванию экзем­пляров Корана. Он был недоволен тем, что к такой почётной работе привлекли не его самого, сопровож­давшего Мухаммада с первых лет пророчества, а сравнительно мо­ло­до­го Зайда (да будет доволен им Аллах). Однако ни Ибн Мас‘уд (да будет доволен им Аллах), ни его ученики не возражали против решения халифа размножить кодифицированный текст. Догмат о подлин­ности и целост­ности Корана вообще не является предметом обсуж­дения мусуль­манских теологов.

Верующие мусульмане для дока­затель­ства подлинности Корана традиционно ссылаются на корани­ческий аят: «Поистине, Мы нис­пос­ла­ли напоминание, и, поистине, Мы его охраняем» [15:9]. Подлин­ность текста Корана сохраняется стараниями чтецов, которые бе­реж­но и преданно передавали каждый звук священ­ного текста из уст в уста, и эта традиция продол­жается по сегод­няшний день: «Это яс­ные аяты в груди тех, кому даровано знание, и только несправедливые отвергают Наши знамения» [29:49]. Этого мнения не раз­де­ля­ют лишь некоторые ши‘итские группы, обвиняющие халифов Абу Бакра (да будет доволен им Аллах) и ‘Умара ибн аль-Хаттаба (да будет доволен им Аллах) в искажении Корана и ис­клю­че­нии из него аятов, указывающих на превос­ходство ‘Али ибн Абу Талиба (да будет доволен им Аллах) и право семьи Пророка (да будет доволен им Аллах) на верхов­ную власть (има­мат). Однако их претензии не основываются на ис­то­ри­чес­ких фактах и научной критике, а носят дог­ма­ти­чес­кий характер. Ввиду этого, как пишет шот­ланд­ский арабист У. М. Уотт (ум. 2006), их едва ли можно принять во внимание при современном критическом изучении текста. Предания, не вписывающиеся в тради­цион­ные пред­став­ле­ния о сложении Корана, в научной литера­туре называются «альтер­натив­ными». Как правило, они отвергаются учё­ны­ми-бого­сло­ва­ми по причине ненадёжности передатчиков или ин­тер­пре­ти­ру­ют­ся в рамках традиции, если передатчики заслуживают доверия.

Известно, что в богословии досто­верность хадисов определяется целостностью и надёжностью «цепочки передатчиков» (иснада), с чьих слов предание было записано. Многие собиратели хадисов (в том числе Абу Давуд, ат-Тирмизи, Ибн Маджах и др.) включали в свои своды не только достоверные, но и слабые сообщения, нередко указывая на ненадёжность источника. Считается, что это делалось для предо­стережения мусульман от обращения к подложным преданиям. Вместе с тем именно такого рода хадисы легли в основу гипер­крити­ческого подхода к мусульманской традиции, предложенного венгерским исламоведом И. Гольдциером (ум. 1921). Позднее немецкий учёный Й. Шахт (ум. 1969) попытался доказать, что значительная часть хадисов о собирании Корана была сфабрикована в VIII—IX веках в процессе религиозно-политической борьбы внутри Халифата.

Несмотря на политические разногласия между мусульманами, возникавшими уже в период Праведных халифов, сам текст Корана ни­ког­да ими не оспаривался. Политические и идеологические группировки апеллировали к различным интерпретациям священного тек­ста, но ни одна из них, за исключением некоторых ши‘итов, не упрекала господ­ствующую идеологию в попытках изменить сам текст Корана и навязать эти «поправки» всем остальным мусульманам. Ши‘иты же предпочитают умалчивать о том, что некоторые из их идеологов заявляли об искажении Корана, и не говорят об этом открыто.

Если бы Коран был искажён, то внутри исламского мира непременно развернулась бы беспощадная борьба между сторонниками «исправленного» текста и его противниками, которые нашли бы себе убежище в отдалённых областях Магриба или Туркестана. Борьба между ними продолжалась бы несколько десятилетий или даже столетий, и о ней сохранилось бы хоть какие-нибудь сведения. Но ни мусульманские, ни арабские христианские историки того периода даже вскользь не упоминают о конфликтах на почве разногласий отно­си­тель­но подлинности Корана.

Западное востоковедение

Недоверие к мусульманским преданиям ощущается и в сочинениях других известных востоковедов. Например, К. Броккельман (ум. 1956) скептически относился к истории о том, что гибель чтецов Корана в Йамаме послужила поводом для собирания мусхафа Абу Бакра (да будет доволен им Аллах). Он считал, что историки сильно завышают число погибших в том сражении чтецов, поскольку имена большинства из них неизвестны. Итальянский исследователь Л. Каэтани (ум. 1935) даже полагал, что рассказ о составлении мусхафа Абу Бакра (да будет доволен им Аллах) является вымыслом. По мнению Дж. Бартона, традиция преувеличивает роль Зайда ибн Сабита (да будет доволен им Аллах) в собирании Корана, поскольку при жизни Абу Бакра (да будет доволен им Аллах) тот был слишком молод, чтобы ему доверили столь ответственную работу.

В целом критические исследования мусульманской традиции ставят целью показать, что окончательный текст Корана сложился не при жизни пророка Мухаммада , а значительно позже как результат редактирования его проповедей. Поводом для такого пред­по­ло­же­ния являются прежде всего признаваемое самими мусульманами отсутствие на момент кончины Мухаммада ка­но­ни­зи­ро­ван­но­го письменного текста памятника и существование некоторых различий между каноническими чтениями (кираатами), тра­ди­ци­он­но объ­яс­ня­е­мое ниспосланием Корана в семи харфах. Кроме того, как уже было показано, определённые расхождения су­щест­во­ва­ли и меж­ду мусхафами, составленными авторитетными сподвижниками Мухаммада . Некоторые востоковеды, в част­нос­ти А. Шпрен­гер (ум. 1893), У. Мьюир (ум. 1905), Р. Дози (ум. 1883), И. Фюк (ум. 1974), Ф. Швалли (ум. 1919) и другие вос­то­ко­ве­ды до­ве­ри­тель­но от­но­си­лись к мусульманским преданиям.

Критический анализ текста

Противники ислама с усердием изучают старинные рукописи Корана в надежде найти хотя бы одно несоответствие с тем текстом Пи­са­ния, который распространён среди мусульман. На основе сличения многочисленных рукописей и фрагментов, датируемых раз­ны­ми столетиями, написаны целые исследования, но оснований для того, чтобы утверждать существование альтернативного Ко­ра­на, как не было, так и нет. Тем не менее в западной ориенталистике распространено мнение, что дошедший до нас текст Корана воз­ник не рань­ше второго века от Хиджры. Их главный аргумент — отсутствие материальных доказательств существования более ран­них ру­ко­пи­сей Корана.

Другое направление исследований, ставящих целью установление подлинности Корана, связано с критическим анализом самого свя­щенного текста. Такие исследования приобрели популярность в середине XIX века, когда в корановедении стали использоваться дости­жения германской школы библеистики. Тем не менее попытки доказать наличие в Коране подложных аятов предпринимались и рань­ше. Например, французский арабист Сильвестр де Саси (ум. 1838) полагал, что аят «Мухаммад — всего лишь посланник. До него тоже были посланники. Неужели, если он умрёт или будет убит, вы обратитесь вспять?» [3:144] был добавлен в текст Корана после смерти Мухаммада .

Немецкий историк Густав Вейль пошёл ещё дальше, дав подобную оценку всем аятам, в которых говорится о смертности творений. Он же высказал сомнения относительно подлинности аята о ночном путешествии Пророка , основываясь на довольно рас­про­стра­нён­ном мнении о том, что Мухаммад якобы называл Коран своим единственным чудом. Однако названные откровения ни в со­дер­жа­тель­ном, ни в стилистическом отношении не выбиваются из контекста, и поэтому перечисленные гипотезы не нашли поддержки у большинства учёных.

Известный семитолог Хартвиг Хиршфельд (ум. 1934) относил к числу поздних вставок пять аятов, в которых упоминается имя Му­хам­мад, считая его вымышленным. Но это предположение опровергается ранними рукописями, в которых пророк ислама име­ну­ет­ся Му­хам­ма­дом. Кроме того, согласно историческим сообщениям, мекканские язычники, не признававшие его послания, никогда не воз­ра­жа­ли против его имени.

Известный немецкий востоковед Т. Нёльдеке (ум. 1930) полагал, что буквенные зачины в некоторых сурах появились в процессе со­би­ра­ния текста Корана после смерти Мухаммада и указывают на имена лиц, которым принадлежали соответствующие списки. На­при­мер, буква م обозначает список аль-Мугиры ибн Шу‘бы (да будет доволен им Аллах), ن — список ‘Усмана ибн ‘Аффана (да будет доволен им Аллах), ه — список Абу Хурайры (да будет доволен им Аллах) и т. д. И хотя впоследствии сам учёный отказался от этой гипотезы, она довольно долго обсуждалась в научных кругах.

Гипотезы о том, что текст Корана содержит аяты, включенные после смерти Мухаммада , высказывали и другие авторы, однако все они представляются необоснованными. Напротив, как пишет У. М. Уотт, единство коранического стиля не даёт оснований со­мне­вать­ся в подлинности дошедшего до нас Корана. Мусульманские авторы обычно аргументируют подлинность памятника наличием в нём уко­ров в адрес сподвижников и даже жён Пророка . Если бы текст Корана подвергся редактированию со стороны спод­виж­ни­ков, то они, вероятно, исключили бы из него критические замечания в свой адрес.

Существует также вопрос полноты дошедшего до нас текста Корана, бытовавшего во времена пророка Мухаммада . У. М. Уотт по­лагает, что вероятность утери некоторых частей Корана всё-таки существует, потому что Зайд ибн Сабит (да будет доволен им Аллах) при составлении мус­ха­фа опирался прежде всего на память чтецов. Австралийский ориенталист А. Джеффери (ум. 1959) и ряд других учёных строят по­доб­ное предположение на преданиях об отмене аятов, исключённых из окончательного текста Корана. Среди тех, признал под­лин­ность Корана: Гамильтон Гибб, Джон Бертон, Ефим Резван и другие востоковеды.

Таким образом, современное корановедение критически подходит к мусульманским преданиям о сложении текста Корана. В отличие от мусульманских учёных-богословов, единодушно признающих сохранность памятника в том виде, в котором он сложился к концу жизни пророка Мухаммада , между отечественными и западными востоковедами нет единого мнения на этот счёт. Несмотря на различия в методах и подходах, многие работы на эту тему характеризуются негативной заданностью, которая снижает их научную ценность.

Критическая переоценка достижений европейского корановедения в этой области даётся в работах Набии Эббот, Мухаммада Мохара ‘Али, Мухаммада ‘Азами, Мухаммада Сиддики и др. Их труды на английском языке способствовали сближению взглядов му­суль­ман­ских и западных авторов на историю сложения Корана. Большие возможности для исследования данной проблемы от­кры­ва­ют­ся и бла­годаря переводам раннеисламских богословских трактатов на европейские языки.

Примечания

  1. 1 2 3 4 Кулиев, 2010, с. 38.
  2. 1 2 3 4 Э.Р. Кулиев Рассуждая о подлинности Корана // E-Minbar.com(рус.)
  3. 1 2 3 4 Кулиев, 2010, с. 39.
  4. 1 2 3 4 5 6 Кулиев, 2010, с. 40.
  5. Коран: 17:1.
  6. Коран: 8:67-68; 66:4.
  7. 1 2 Кулиев, 2010, с. 41.

Литература

Использованная литература

Информация о статье

  • Автор: Редакция сайта; E-mail: feedback@quranacademy.org.
  • Библиографическая ссылка: Подлинность текста Корана [Электронный ресурс] // QuranAcademy.org: Академия Корана. 2019 г.
  • URL: http://ru.quranacademy.org/encyclopedia/article/Asala-Quran
  • Дата первой публикации: 28 апреля 2019 г.