Канонизация чтений Корана

Канонизация чтений Корана
ПО-АРАБСКИ:
اختيار القراءات الصحيحة

ТЕГИ:
     чтения Корана
СМ. ТАКЖЕ:
     вариативность чтения Корана, чтения Корана, критерии аутентичности чтений Корана

В мусульманской религии чтение Корана считается одной из самых достойных форм богопочи­та­ния. Согласно традиции, уже на заре ислама коранические откровения служили не только для разъяснения основ вероучения и религиозных обязанностей, но и для подтверждения истинности послания пророка Мухаммада .

Становление

Отличающийся благозвучием и изобилующий меткими сравнениями, не похожий на поэзию и на другие известные аравитянам формы речи, Коран овладевал сердцами последователей пророка Мухаммада и обескураживал его противников. Понимая это, Посланник Аллаха при­зы­вал людей задумываться над аятами Писания и уверовать в его божественное происхождение. Подавая при­мер своим сподвижникам, он проводил долгие часы в поклонении Аллаху и раз­мыш­лении над Его словами. Он читал Коран медленно и вдумчиво, подчёркивая его выразительность за счёт интонационно-звуко­вых средств. Из ха­ди­сов известно, что он вдохновенно декларировал аяты, в которых повествуется о награде для праведников, и не скры­вал слёз, когда перехо­дил к описанию преисподней и адских мучений. Вместе с тем он отдавал должное каждому звуку и каждой паузе в писании, стремясь передать его совершенным образом, без каких-либо искажений или добавлений.

Осознавая важность сохранения Корана в том виде, в котором его принёс Пророк сподвижники запоминали мельчай­шие фоне­тические особенности откровения. Обычно это не составляло для них труда, потому что ритмизованный и рифмованный текст писа­ния легко воспринимался арабами. Кроме того, существование семи харфов облегчало произношение и запоминание Корана для вы­ход­цев из разных племён, говорящих на разных диалектах.

Однако правильное чтение Корана требовало не только знания арабского языка, но и умения правильно артикулировать, выдерживать долготу гласных звуков, подбирать соответствующий тембр, при помощи интонации выявлять и подчеркивать глубокие значения в тексте. Поэтому добиться совершенной рецитации удавалось не всем знатокам Корана. Наиболее одарённые среди них обучались чтению Корана двумя и более харфами и получали разрешение на самостоятельное преподавание.

В Сахихе аль-Бухари приводится хадис о том, что Посланник Аллаха разрешил обучаться Корану у Ибн Мас‘уда, Салима ибн Ма‘киля, Му‘аза ибн Джабаля и Убаййа ибн Ка‘ба (да будет доволен ими Аллах). Согласно имаму Шамс ад-дину аз-Захаби (ум. 1348), известных учителей Корана среди сподвижников было семеро: ‘Усман ибн ‘Аффан, ‘Али ибн Абу Талиб, Убайй ибн Ка‘б, Зайд ибн Сабит, Абу ад-Дарда, Ибн Ма­с‘уд и Абу Муса аль-Аш‘ари (да будет доволен ими Аллах).

Развитие

Тех, кто знал наизусть Коран целиком, именовали ка̄ри’ («чтец») или ха̄физ («знающий наизусть»). После смерти пророка Мухаммада чтецы поселились в разных городах Халифата, обучая своих последователей тем чтениям, которые они переняли от Пророка . После рас­сылки списков, подготовленных комиссией Зайда (да будет доволен им Аллах), распространение получили только те чтения, которые соответствовали кон­со­нант­ной основе (расм ‘Усма̄ни).

Мусульманские историки связывают распространение Корана в Медине с именами ‘Усмана ибн ‘Аффана, ‘Али ибн Абу Талиба, Зайда ибн Сабита и Убаййа ибн Ка‘ба (да будет доволен ими Аллах). Ибн Мас‘уд (да будет доволен им Аллах) преподавал Коран в Куфе, Абу Муса аль-Аш‘ари (да будет доволен им Аллах) — в Басре, Абу ад-Дарда (да будет доволен им Аллах) — в Сирии. Наибольший вклад в распространение Корана в Мекке внёс ‘Абдуллах ибн ас-Саиб, один из учеников Убаййа ибн Ка‘ба (да будет доволен им Аллах). В первой половине VIII века среди табиев и их последователей выделились чтецы, отличавшиеся уникальной памятью и всецело по­свя­тив­шие себя преподаванию Корана. Они систематизировали особенности тех способов чтения, которым обучились у сподвижников про­ро­ка Мухаммада в результате чего сформировались традиции чтения Корана (кираа).

Арабское слово قِرَاءَةٌ [к̣ира̄’ат̈] («чтение») образовано от глагола I породы قَرَأَ [к̣ара’а] («собирать», «читать»). В мусульманском бого­сло­вии кираатом называется традиция чтения Корана, восходящая к Пророку и связанная с именем одного из имамов, прославив­ших­ся преподаванием Корана. В Медине получили известность кирааты Абу Джа‘фара аль-Мадани, а потом — Нафи‘а ибн ‘Абд ар-Рах­ма­на; в Мекке — ‘Абдуллаха ибн Касира и Хумайда аль-А‘раджа; в Куфе — ‘Асима ибн Абу ан-Наджуда и Сулеймана аль-А‘маша, потом — Хамзы аз-Заййата, а потом — ‘Али ибн Хамзы аль-Киса’и; в Басре — ‘Абдуллаха ибн Абу Исхака, Абу ‘Амра ибн аль-‘Аля, ‘Асима аль-Джахдари, а потом — Йа‘куба ибн Исхака; в Сирии — ‘Абдуллаха ибн ‘Амира, потом — Йахйи ибн аль-Хариса, а потом — Шу­рай­ха ибн Йазида аль-Хадрами.

Канонизация

Кирааты распространялись благодаря преподавательской деятельности чтецов, и те традиции чтения, у которых было мало после­до­ва­телей, со временем исчезали. Во второй половине VIII века мусульманские теологи принялись разрабатывать критерии аутен­тич­ности кираатов, и большая заслуга в этом принадлежит дамасскому чтецу Харуну ибн Мусе (ум. 786). На начальном этапе обсуждение ки­ра­атов носило устный характер. Первое специальное сочинение на эту тему появилось только в начале IX века и принадлежит перу Абу ‘Убайда. В течение следующего столетия этой проблемой занимались Ахмад ибн Джубайр, Абу Хатим, ат-Табари и др.

Критические оценки богословов (улемов) способствовали тому, что постепенно число популярных кираатов сократилось до семи: в Медине — Нафи‘ ибн ‘Абд ар-Рахмана, в Мекке — ‘Абдуллаха ибн Касира, в Куфе — Хамзы аз-Зайята и ‘Асима ибн Абу ан-Наджуда, в Басре — Абу ‘Амра ибн аль-‘Аля и Йа‘куба аль-Хадрами, а в Сирии — ‘Абдуллаха ибн ‘Амира. В то же время в богословских кругах были известны и другие кирааты, которые также передавались из поколения в поколение.

В начале X века выдающийся багдадский корановед Ибн Муджахид (ум. 935) предпринял попытку собрать чтецов вокруг семи наи­бо­лее распространённых кираатов. Он одобрил шесть из семи вышеназванных традиций, а вместо кираата басрийца Йа‘куба аль-Хад­ра­ми предложил следовать кираату куфийского чтеца ‘Али ибн Хамзы аль-Киса’и. Такое решение было неодобрительно воспринято не­которыми современниками Ибн Муджахида. Например, имамы Ахмад ибн Ханбаль (ум. 855) и Бишр ибн аль-Харис (ум. 841) счи­та­ли кирааты Абу Джа‘фара аль-Мадани, Сулеймана аль-А‘маша и басрийских чтецов более надёжными, чем кирааты Хамзы аз-Зай­йа­та и аль-Киса’и. Тем не менее благодаря авторитету Ибн Муджахида отобранные им семь кираатов получили преимущество перед ос­таль­ными: их преподавали в мактабах и им следовали имамы мечетей во время религиозных ритуалов.

Отношение к другим надёжным кираатам в мусульманском мире стало неоднозначным. В то время как авторитетные чтецы продол­жа­ли обучать им своих учеников, среди простых мусульман распространилось ошибочное мнение о том, что только семь кираатов яв­ля­ются единственно правильными. Дело доходило до того, что следование любым другим традициям в народе считалось ересью и от­ступ­ничеством. Возможно, такое отношение было вызвано судебными решениями против тех, кто следовал недостоверным кира­атам. Например, большую огласку получили дела двух багдадских чтецов Ибн Миксама (ум. 965) и Ибн Шаннабуза (ум. 939), которых за­ста­вили покаяться в обучении недостоверным кираатам. Первый одобрял различные варианты прочтения консонантной основы, со­от­вет­ствующие арабской грамматике, если даже они не восходят к Пророку , а последний следовал чтениям, расходившимся со спи­с­ком ‘Усмана (да будет доволен им Аллах). И хотя оба опальных богослова были соратниками Ибн Муджахида, именно он настоял на применении суровых мер в от­ношении их, чтобы богословы ограничились только самыми надёжными кираатами.

Таким образом, деятельность Ибн Муджахида была неоднозначно воспринята религиозными авторитетами, которые во все времена осторожно относились к любым попыткам упростить чтение священной книги. Некоторые современные исследователи видят в этом отражение идеологических и политических разногласий внутри мусульманской уммы. На наш взгляд, позицию улемов проще объ­яс­нить тем, что в существовании различных харфов и кираатов они видели важный аспект неподражаемости Корана.

Тем не менее действия Ибн Муджахида были вполне оправданны, ведь вариативность чтения Корана смущала многих мусульман, не разбиравшихся в тонкостях коранических наук. Кроме того, Ибн Муджахид не был первым, кто выделил наиболее распространённые кирааты. Ещё раньше некоторые улемы выделяли пять кираатов — по одному из каждого крупного центра Халифата. Очевидно, Ибн Муджахид хотел, чтобы число кираатов соответствовало числу харфов или числу мусхафов, разосланных при халифе ‘Усмане (да будет доволен им Аллах). Как бы там ни было, именно популярность его трактата стала причиной распространения среди мусульман выражения «семь кираатов», которые позднее стали ошибочно отождествляться с семью харфами.

Это заблуждение прочно закрепилось в сознании многих простых мусульман, и многие богословы вменяют это в вину Ибн Му­джа­хи­ду. Безусловно, упоминание числа «семь» в обоих выражениях дало повод для отождествления понятий кираат и харф. Однако следует признать, что путаница в данном вопросе отчасти возникла потому, что именно различия между харфами лежат в основе различий между кираатами. Тем не менее разница ме­ж­ду этими двумя понятиями очень велика.

Во-первых, кирааты могут содержать варианты прочтения слов, не отвечающие всем условиям аутентичности, тогда как семь харфов — это есть божественное откровение, «некоторое первичное состояние текста, ко­то­рое Всевышний допустил до поры до времени» (по Д. В. Фролову).

Во-вторых, богословы зафиксировали все фонетические и лексические особенности кираатов, а многие подробности о харфах, ко­то­рые читали при жизни пророка Мухаммада и при первых халифах, считаются утраченными.

Распространение

Трактат Ибн Муджахида оставался главным сочинением на эту тему до конца XIV века, когда известный дамасский корановед Ибн аль-Джазари ввёл понятие «десять кираатов». К семи традициям, выделенным его предшественником, он добавил кирааты Абу Джа‘­фара аль-Мадани, Йа‘куба ибн Исхака и Халяфа ибн Хишама, аутентичность которых не оспаривается улемами. Поначалу каждый ки­раат имел несколько вариантов передачи (рива̄йа), но испытание временем выдержали только две версии каждого из них.

Позднее некоторые авторы попытались пополнить список кираатов четырьмя традициями, связанными с именами аль-Хасана аль-Басри (ум. 728), Ибн Мухайсина (ум. 741), Йахйи аль-Йазиди (ум. 818) и аш-Шанбузи (ум. 998). Однако эти «четыре после десяти» не отвечают условиям аутентичности, и мусульманские авторитеты не разрешают следовать им ни во время ритуальных молитв, ни в другое время.

Уместно добавить, что на протяжении четырёх столетий было принято читать Коран от начала до конца, следуя традиции одного из чтецов. Такой метод чтения Корана получил название инфира̄д — от глагола VII породы انْفَرَدَ («быть обособленным, изолированным»). Начиная с XI века при чтении Корана стали смешивать варианты прочтения аятов, соответствующие любому из десяти достоверных кираатов. Такой метод чтения называется индира̄дж — от глагола той же породы انْدَرَجَ («быть включённым»).

Передатчики десяти достоверных кираатов
Чтецы Передатчики Риваяты
1. Нафи‘ ибн ‘Абд ар-Рахман (ум. 785) а. Варш аль-Мисри (ум. 812 رواية ورش عن نافع
б. Калун аль-Мадани (ум. 835 رواية قالون عن نافع
2. ‘Абдуллах ибн Касир (ум. 738) а. Абу аль-Хасан аль-Баззи (ум. 864 رواية البزي عن ابن كثير
б. Канбуль аль-Макки (ум. 904 رواية قنبل عن ابن كثير
3. Абу ‘Амр ибн аль-‘Аля (ум. 770) а. Абу ‘Умар ад-Дури (ум. 860 رواية الدوري عن أبي عمرو
б. Абу Шу‘айб ас-Суси (ум. 874 رواية السوسي عن أبي عمرو
4. Ибн ‘Амир (ум. 736) а. Хишам ибн ‘Аммар (ум. 859 رواية هشام عن ابن عامر
б. Ибн Закван аль-Кураши (ум. 856 رواية ابن ذكوان عن ابن عامر
5. ‘Асим ибн Абу ан-Наджуд (ум. 745) а. Шу‘ба ибн Аййаш (ум. 809 رواية شعبة عن عاصم
б. Хафс ибн Сулейман (ум. 796 رواية حفص عن عاصم
6. Хамза ибн Хабиб (ум. 773) а. Халяф аль-Баззар (ум. 844 رواية خلف عن حمزة
б. Халляд ибн Халид (ум. 835 رواية خلاد عن حمزة
7. ‘Али ибн Хамза аль-Кисаи (ум. 804) а. Абу аль-Харис аль-Багдади (ум. 854 رواية أبي الحارث عن الكسائي
б. Абу ‘Умар ад-Дури (ум. 860 رواية الدوري عن الكسائي
8. Абу Джа‘фар аль-Мадани (ум. 747) а. ‘Иса ибн Вирдан (ум. 777 رواية ابن وردان عن أبي جعفر
б. Ибн Джаммаз аль-Мадани (ум. 786 رواية ابن جماز عن أبي جعفر
9. Йа‘куб аль-Хадрами (ум. 821) а. Мухаммад Рувайс (ум. 852 رواية رويس عن يعقوب الحضرمي
б. Равх ибн ‘Абд аль-Мумин (ум. 848 رواية روح عن يعقوب الحضرمي
10. Халяф аль-Баззар (ум. 844) а. Исхак аль-Варрак (ум. 899 رواية إسحاق الوراق عن خلف البزار
б. Идрис аль-Хаддад (ум. 908) رواية إدريس عن خلف البزار
11. Мухаммад ибн Мухайсин (ум. 740) а. Абу аль-Хасан аль-Баззи (ум. 864) رواية البزي عن ابن محيصن
б. Ибн Шаннабуз (ум. 939) رواية ابن شنبوذ عن ابن محيصن
12. Йахйа аль-Йазиди (ум. 817) а. Сулейман аль-Хаййат (ум. 849) رواية الخياط عن اليزيدي
б. Ахмад ибн Фарах (ум. 915) رواية ابن فرح عن اليزيدي
13. аль-Хасан аль-Басри (ум. 728) а. Абу Ну‘айм аль-Балхи (ум. 806) رواية أبو نعيم عن الحسن
б. Абу ‘Умар ад-Дури (ум. 860) رواية الدوري عن الحسن
14. аль-А‘маш (ум. 765) а. аль-Хасан аль-Мутавви (ум. 981) رواية المطوعي عن الأعمش
б. Абу аль-Фарадж аш-Шаннабузи (ум. 998) رواية الشنبوذي عن الأعمش

Таким образом, на сегодняшний день богословы разрешают читать Коран либо одним кираатом от начала до конца, либо смешанно любым из десяти достоверных кираатов. Особенности всех «десяти кираатов» подробно описаны в теологической литературе, однако следовать каждой из этих традиций в отдельности могут лишь немногие шейхи. Что же касается простых мусульман, то в большинстве своём они следуют кираату куфийца ‘Асима ибн Абу ан-Наджуда в передаче Хафса ибн Сулеймана. В странах Северной Африки (кро­ме Египта) распространён кираат Нафи’ ибн ‘Абд ар-Рахмана в передаче Варша. Кроме того, в Судане сохранился кираат басрийца Абу ‘Амра в передаче Абу ‘Умара ад-Дури.

Примечания

Литература

Использованная литература

Информация о статье

  • Автор: Редакция сайта; E-mail: feedback@quranacademy.org.
  • Библиографическая ссылка: Канонизация чтений Корана [Электронный ресурс] // QuranAcademy.org: Академия Корана. 2019 г.
  • URL: http://ru.quranacademy.org/encyclopedia/article/Ikhtiyar-Qiraat-Sahiha
  • Дата первой публикации: 26 декабря 2019 г.