Лексические средства выражения в Коране

Лексические средства выражения в Коране
ТЕГИ:
     риторика в Коране
СИНОНИМЫ:
     эпитет, метафора, метонимия, синекдоха, перифраза, парадокс, ташбих, исти‘ара, кинайа, киная
СМ. ТАКЖЕ:
     риторика в Коране, прямое и переносное значение аятов, син­та­к­сические средства выражения, риторические аргументы

С древних времён люди ценят умение подмечать то, что остаётся незамеченным другими, и нахо­дить нестандартные решения для украшения речи. Наиболее яркие и запоминающиеся обороты обычно рождаются в результате переноса значения одного слова на другое. Слова или обороты речи, употреблённые в переносном значении и создающие образные представления о предметах и явлениях, называются тро́пами. Они используются для усиления изобразительности и вырази­тель­нос­ти речи, придания ей колоритности и эмоциональности. В тексте Корана можно встре­тить несколько видов тропов: эпитеты, сравнения, метафоры, метонимии и т. д.

Виды тропов

Эпитет — образная характеристика какого-либо предмета или явления, содержащая скрытое срав­нение. Этот вид тропов подчёркивает ту или иную особенность предмета, создаёт зримый образ, производящий на слушателя яркое впечатление. С эпитетом мы встречаемся, например, в описании райских кубков, которые изготовлены из «хрусталя серебряного» [76:16]. Это серебро настолько чистое и прозрачное, что выглядит и сверкает, как хрусталь. В другом эпитете «жем­чуж­ная звезда» [24:35] сияние звезды сравнивается с блеском жемчуга.

Сравнение — образное выражение, построенное на сопоставлении двух предметов, понятий или состояний, обладающих общим при­зна­ком. Этот вид тропов часто встречается в Коране и ис­по­ль­зуется для выделения наиболее су­ще­ст­вен­ной особенности предмета или явления. Так, бег­ство грешников от увещеваний Коран сравнивает с поведением ослов, бе­гу­щих от льва [74:49-51], а беспокойство неве­ру­ю­щих — со сте­с­нением в груди, которое ощущает путник высоко в горах [6:125]. Об­ман­чи­вые надежды тех, кто обожествляет тво­ре­ния, сопо­с­та­в­ляются с непрочностью паутины [29:41]. В последних двух примерах аб­с­трак­т­ные понятия сравниваются с мате­ри­аль­ны­ми образами, а в первом сравниваются два материальных образа.

Сравнение близко по значению к ташбиху в арабской риторике. В зависимости от особенностей синтаксической конструкции этот при­ём делится на два вида: мурсаль и му’аккад. К первому относятся прямые сравнения, которые вводятся словами или частицами, обоз­на­чающими сравнение, например: «Плоды его словно головы шайтанов» [37:65]. Если ташбих не содержит слов и частиц, обоз­на­ча­ю­щих сравнение, то он называется му’аккад: «А его жёны — их матери» [33:6]; «Его осадок — мускус» [83:26]. Такие приёмы бо­лее вы­ра­зи­тель­ны и обычно подразумевают сходство сравниваемых предметов и явлений во многих отношениях.

Метафора — употребление слова в переносном значении, основанное на сходстве, аналогии или неназванном сравнении. В боль­шин­стве метафор переносное значение слова выдвигается на первый план, а его прямое значение придаёт выражению особую эмо­ци­о­наль­ную окраску. В качестве примера рассмотрим выражение «голова запылала сединой» [19:4]. Эта короткая метафора рождает а воо­бра­же­нии слушателя образ почтенного старца, густые волосы которого начинают седеть по краям головы и покрывают своим блеском всю голову. И как велика разница между ней и между выражением «на голове запылала седина». Это можно прочувствовать, сравнив вы­ра­же­ния «в доме запылал огонь» и «дом запылал огнём». Если первая фраза позволяет предположить, что в доме разожгли огонь, то из по­след­ней очевидно, что весь дом охвачен пламенем.

Рассмотрим другой пример, в котором описывается состояние мекканских язычников: «Аллах облачил их в одеяние голода и страха» [16:112]. В основе этой метафоры лежит употребление слова либа̄с («одеяние») в переносном значении, что указывает на тяжесть по­ло­же­ния мекканцев. Голод причинял им физические страдания, а страх — не менее тяжкие душевные, что отражалось на их внешнем виде. Ёмкость и выразительность данного приёма усиливаются и тем, что глагол аза̄ка («дать почувствовать вкус») здесь тоже упо­треб­ляется в переносном значении.

Олицетворение — наделение неодушевлённых предметов или явлений человеческими чувствами, мыслями, речью. Например, в аяте «Клянусь рассветом, когда он начинает дышать» [81:18] используется глагол танаффаса дышать. В этих словах окружающий нас мир преображается и оживает. Ночью он словно задерживает дыхание, а с наступлением утренней зари возвращается к жизни. С каж­дым мгновением он дышит глубже и глубже, пока солнечный свет не проникает в самые отдалённые уголки земли. Комментаторы не­ред­ко истолковывают олицетворения в прямом значении, что объясняется особым видением неодушевлённого мира: «Нет ничего, что не прославляло бы Его хвалой, но вы не понимаете их славословия» [17:44]. Олицетворения часто относят к разновидностям метафор, и в арабской риторике эти два вида тропов объединяются под названием исти‘а̄ра.

Метонимия — замена одного слова другим на основе связи их значений по смежности. Эта связь может определяться про­стран­ст­вен­ны­ми, временными или причинными отношениями. В этом главное отличие метонимии от метафоры, в которой лексическое и пере­нос­ное значения слов не связаны между собой реально. Примером метонимии, построенной на пространственных отношениях между смежными понятиями, является употребление слова карйа («селение») в значении «жители селения» [12:82]. В аяте «Мы нис­по­сла­ли вам одеяние» [7:26] речь идёт о ниспослании дождя, без которого невозможно произрастание растений и размножение скотины, не­об­хо­ди­мых для изготовления тканей и одежды. В данном случае смежные понятия объединены причинной связью.

Большое сходство с предыдущим видом тропов имеет синекдоха. Так называется оборот, основанный на именовании целого по его части или наоборот. Например, слово ракаба («шея») используется в значении «раб», «невольник» [4:92]. В другом аяте под Ка‘бой понимается Заповедная мечеть целиком [5:95]. В этих примерах целое только подразумевается, а внимание слушателя переносится на наиболее характерную часть его. В некоторых случаях синекдоха используется для замены грубого, неприятного на слух слова, на­при­мер, половая близость определяется словами рафас «постыдное слово» [2:197], духyль («вхождение») [4:23], мулямаса («соприко­сно­ве­ние») [4:43], муба̄шара («соприкосновение») [2:187].

Перифраза — замена прямого названия описательным выражением, используемое для украшения речи и для указания на особенности предмета. Например, в выражениях «из одного человека» [4:1] и «одному из ваших мужей» [33:40] подразумеваются пророк Адам (мир ему) и сподвижник Зайд ибн Хариса (да будет доволен им Аллах) соответственно. Перифразой является и называние Мекки «матерью селений» [6:92]. Комментаторы объясняют это название тем, что именно в Мекке находится древнейший из храмов на Земле — Ка‘ба. Приведённые выше примеры перифраз, метонимий и синекдох в арабской риторике объединяются понятием кина̄йа.

Парадокс — неожиданный, непривычный приём, расходящийся с общепринятыми нормами рассуждения. В такой тропе совмещаются на первый взгляд несовместимые понятия, и на фоне возникающего контраста сущность описываемого явления проявляется с большей выразительностью. Например, описывая состояние грешника в аду, Коран говорит: «Не умрёт он там и не будет жить» [87:13]. Дру­гой пример — слова иудеев, обращённые к пророку Мухаммаду : «Послушай то, что нельзя слушать» [4:46]. Непривычность хо­да мысли заставляет задумываться над значением тропа, а тонкость скрытых в ней значений изумляет даже самых искушённых ри­то­ров.

С теологической точки зрения в Коране нет гипербол и литот (виды тропов, содержащие сознательное чрезмерное увеличение или уме­ньше­ние свойств предмета), поскольку все коранические сравнения точны и правдивы. Вместе с тем некоторые красноречивые сра­в­не­ния и выражения в художественном отношении выглядят как гиперболы: «Оно метает искры, подобные за́мку» [77:32], «Небо го­то­во расколоться, земля — разверзнуться, а горы — рассыпаться в прах от того, что они приписывают Милостивому сына» [19:90-91].

Рассмотренные нами изобразительно-выразительные средства в Коране строятся на изменении смыслового содержания слов. Неожи­дан­ность возникающих при этом значений усиливает художественную ценность аятов и их эмоциональное воздействие на аудиторию. В арабских сочинениях такие стилистические приёмы объединяется в три группы: ташбих, исти‘а̄ра и кина̄йа. Экспликация их смы­сла не представляет особой сложности и не лишает коранический текст ясности. Напротив, создаваемые метафорами и сра­вне­ни­я­ми визуальные образы актуализируют абстрактные понятия и придают полноту описаниям тех или иных явлений.

Примечания

Литература

Использованная литература
Дополнительная литература
  • A. Neuwirth, Rhetoric and the Qurʾān // Encyclopaedia of the Qurʾān. — Leiden : E. J. Brill, 2004. — Vol. IV (P—Sh). — P. 461-476. (англ.)

Информация о статье

  • Автор: Редакция сайта; E-mail: feedback@quranacademy.org.
  • Библиографическая ссылка: Лексические средства выражения в Коране [Электронный ресурс] // QuranAcademy.org: Академия Корана. 2020 г.
  • URL: http://ru.quranacademy.org/encyclopedia/article/Lexika-Ritorika
  • Дата первой публикации: 30 марта 2020 г.