Стиль Корана

Стиль Корана
ПО-АРАБСКИ:
أسلوب القرآن

ТЕГИ:
     стиль Корана
КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА:
     литературный стиль
СМ. ТАКЖЕ:
     язык Корана, неподражаемость Корана

Ко­ра­ни­чес­кий стиль не имеет предтечи в творчестве древних арабов и не получил развития в ли­те­ра­ту­ре исламского периода.[⇨] Коранический стиль характеризуется яс­нос­тью, точностью, жи­востью. Повторы слов и оборотов, сюжетов и идей цементируют текст писания, при­да­ют ему ком­позиционную целостность, а особые ритмико-синтаксические и фо­не­ти­чес­кие соотношения при­дают кораническому стилю гармоничность.[⇨] Особенностью Корана является фонетический строй, темброво-фонетическая стройность, лексико-синтаксическое совершенство, смысловая и ком­позиционная цельность, лаконичность слога и ёмкость смысла.[⇨] В кораническом тексте ча­с­то встречается изменение отношения субъекта действия к говорящему, проявляемое в измене­нии ли­ца глагола.[⇨]

Доисламская поэзия

Подробнее: Доисламская поэзия
На протяжении всей истории ни один литературный памятник не оказал большего влияния на ра­звитие языка, сознания и культуры арабов, чем Священный Коран. Его появление — явление уни­кальное, стоящее в стороне от развития словесного творчества жителей пустыни. Ко­ра­ни­чес­кий стиль не имеет предтечи в творчестве древних арабов и не получил развития в ли­те­ра­ту­ре ис­лам­ского периода. Мусульманские авторы изучают стиль Корана в контексте идеи неповтори­мости. Между тем в трудах востоко­ве­дов стиль писания ис­сле­ду­ет­ся с целью доказать его связь с литературой язы­ческой Аравии.

На рубеже VI—VII веков для жителей внутренней Аравии поэзия оставалась основной формой литературного творчества. Племенная поэзия служила спо­со­бом прославления своего рода, оберегания его чести, укрепления связей с союзниками, высмеивания и поно­ше­ния врагов. Касыды Имру аль-Кайса аль-Кинди, Тарафы ибн аль-‘Абда, Зухайра ибн Абу Сульмы, ‘Антары ибн Шаддада, Лябида ибн Раби‘а, аль-Хариса ибн Хиллизы и ‘Амра ибн Кульсума ат-Тугляби были вывешены на сте­нах Ка‘­бы.

Бедуинская поэзия сочинялась на основе шестнадцати стихотворных размеров, которые назывались биха̄р. В священной книге под­чёр­кивается, что кораническая речь отличается от поэзии как своим ритмом [69:41], так и содержанием [26:225]. И хотя концовки мно­гих аятов рифмуются, сти­лис­ти­чес­кие различия между Кораном и поэзией очевидны. Строфы арабских стихотворений обычно за­вер­ша­ются одной и той же со­глас­ной с одинаковыми гласными, а краткие гласные окончания, следующие за согласной рифмой, произно­ся­т­ся в конце строфы как долгие. Между тем в Коране чаще всего встречаются ассонансные рифмы, в которых гласные окончания, следу­ю­щие за согласной рифмой, ре­ду­ци­ру­ют­ся (по У. М. Уотту). Кроме того, как отмечают комментаторы, ни один из коранических аятов не согласуется с об­ще­из­вест­ны­ми стихотворными размерами. Ибн аль-‘Араби в своём тафсире Ахка̄м аль-К̣ур’а̄н («Положения Ко­ра­на») опровергает мнение ряда ав­то­ров о том, что некоторые аяты ложатся на стихотворные размеры.

В понимании аравитян красноречие требовало ритмически организовывать каждую речь, и важные обращения обычно де­кла­ми­ро­ва­лись в форме ритмизованной прозы (садж‘а), обычно с упорядоченными ассонансными созвучиями. Садж‘ отличается от обычной прозы не только наличием рифмы, но и ритмической организацией текста, достигаемой не за счёт чередования долгих и кратких сло­гов, а за счёт равного количества слов в рифмующихся фрагментах. Обычно при помощи садж‘а организовывалась речь, состоявшая из коротких обрывистых предложений. Отдельные фразы оставались недосказанными, благодаря чему создавалось впечатление, что речь оратора не поспевает за движением его мысли.

Известно, что мекканцы сравнивали коранические проповеди с заклинаниями прорицателей (ка̄хинов), однако трудно утверждать, что именно служило поводом для этого. Современники Мухаммада осознавали разницу между Кораном и языческими заклина­ни­я­ми — как в содержательном, так и в стилистическом плане [69:42]. Важное место в устном творчестве аравитян занимали племен­ные предания (аййа̄м аль-‘араб). Это рассказы о войнах, союзах и других событиях из жизни арабских племён, иногда содержа­щие стихо­тво­рения, боевые гимны, речи военачальников и племенных ораторов, тексты договоров и т. д. Стилистически аравийские предания имеют мало общего с Кораном, но в содержательном плане некоторые исследователи указывают на сходство в осмыслении истори­че­с­ких событий. Возможно, это объясняется тем, что аййа̄м аль-‘араб были записаны лишь в VIII ве­ке и поучительные коранические рас­сказы оказали влияние на характер подачи материала.

Другим жанром устного творчества арабов были пословицы (амса̄ль), в которых образность речи эффектно сочеталась с ла­ко­нич­нос­тью. В одних пословицах увековечивалась память о старейшинах, воинах и мудрецах арабских племён, в других отражались нормы быта и поведения. Уместно упомянуть, что в тексте Корана нет ни племенных, ни нравоучительных пословиц, бытовавших в ара­вий­ской среде. По мне­нию богословов, это связано с тем, что каждая пословица когда-либо была впервые произнесена обычным челове­ком, тогда как Ко­ран — это несотворённая речь Аллаха. Тем не менее поучительный смысл некоторых амса̄ль отражается в кора­ни­чес­ких аятах, а ди­дак­ти­чес­кие приёмы образной речи искусно используются в притчах-рассказах и притчах-сравнениях.

Сопоставление стиля Корана с основными формами арабской словесности свидетельствует о его индивидуальности и уникальности. Он отличается и от стихотворных произведений, и от прозаических жанров. Несмотря на наличие рифмы и ритма, его также нельзя на­звать ритмизованной прозой в традиционном понимании арабского термина садж‘.

Стилистический образ Корана

Подробнее: Стилистический образ Корана
На протяжении многих веков исследование литературных особенностей и стиля Корана на­хо­ди­лось в тени богословских коммента­ри­ев. Мусульмане признавали стиль Корана как со­вер­шен­ный, но лишь немногие посвящали фундаментальные сочинения данной про­б­ле­ме. Вместе с тем боль­шие перспективы литературного анализа Корана очевидны уже из того факта, что в нём исполь­зо­ва­ны разные стилистические приёмы и средства.

В понимании литературного критика стиль Корана — это системное единство лингвистических, композиционных и жанровых осо­бен­нос­тей текста Корана, определяющее общность его художественного образа. Содержательные компоненты текста (идеи, образы, за­по­ве­ди) не входят в состав стиля, но относятся к стилеобразующим факторам. Иными словами, стиль Корана — это не совокупность ис­поль­зо­ван­ных в нём изобразительно-выразительных средств языка, а способ использования и сочетания таких средств, придающий свя­щен­но­му тексту неповторимое своеобразие и формирующий в сознании слушателя особый стилистический образ.

Сложенный из обыч­ных арабских слов и подчинённый общепризнанным правилам арабской грамматики, коранический текст по сво­е­му стилю от­ли­ча­ет­ся от любых поэтических и прозаических сочинений арабов. Несмотря на то, что история сложения Корана на­с­чи­ты­вает свыше двадцати двух лет и что между ранними и поздними откровениями существуют ощутимые различия, весь его текст не­сёт на себе отпечаток композиционного и стилистического единства.

Стилистический образ Корана начинается с изящества подобранных лексических средств. Коранический слог характеризуется яс­нос­тью и точностью, то есть слова и обороты Корана имеют вполне определённое значение и их нельзя заменить другими без ущерба для стилистического и риторического своеобразия текста [37:140]. Выбор слова во многих аятах определяется не только его лексическим и этимологическим значением, но и контекстом фрагмента [2:61]. Ещё одно свойство коранического стиля — живость. Под живостью речи подразумевается соответствие её содержательных ком­по­нен­тов движению мысли. Иными словами, каждой заповеди и каждому положению в Коране уделяется ровно столько внимания, сколь­ко необходимо для их уяснения [2:189, 282].

Важным свойством стиля Корана является повторяемость. Повторы слов и оборотов, сюжетов и идей цементируют текст писания, при­да­ют ему композиционную целостность. Нередко повторы слов придают кораническому слогу эвфоническую выразительность [17:105; 35:10]. Особые ритмико-синтаксические и фо­не­ти­чес­кие соотношения придают кораническому стилю гармоничность, бла­го­да­ря чему речь приобретает внутреннюю цельность и бла­го­зву­чие, легко произносится и запоминается. Особенности слово­об­ра­зо­ва­ния в арабском языке способствуют тому, что основы для ритмической организации речевого потока за­кла­ды­ва­ют­ся уже на мор­фо­ло­ги­чес­ком уровне (по Б. М. Гранде).

Напряжённость коранических аятов сильно варьируется в зависимости от объёма предложений, слитности или прерывности вы­ра­же­ния мысли [2:2-4]. Это сильно развёрнутое сложносочинённое предложение, характеризующееся полнотой мысли и единством темы. В риторике такие сложные предложения называются периодом. Наряду с законченностью, они также характеризуются особым видом ин­то­на­ции: одна часть периода произносится медлительно, а другая — быстрым темпом. Вместе с тем для большинства коранических фрагментов характерен прерывный слог, отличающийся меньшим напряжением и смыс­ло­вой разрежённостью.

Особенности коранического стиля

Подробнее: Особенности коранического стиля
Рассмотренные выше свойства не делают ко­ра­ни­чес­кий стиль неповторимым и недосягаемым для искушённых риторов. Коранический вызов, брошенный всему человечеству, предполагает наличие существенных сти­лис­ти­чес­ких особенностей, делающих священный текст необыкновенно выразительным и не­под­ра­жа­е­мым. И вполне естественно, что данная проблема привлекла к себе вни­ма­ние мно­гих ис­сле­до­ва­те­лей в мусульманском мире и на За­па­де.

Пожалуй, наиболее заметной характерной чертой Корана является его фонетический строй. Сочетание пауз (вакф) и остановок (сак­та), ассимиляции (идга̄м), назализации (гунна) и других способов артикуляции в комбинации с рифмой и ритмизацией придаёт кора­ни­ческому слогу особую темброво-фонетическую стройность, которая не присуща другим произведениям. Благозвучие и мелодика коранического слога оказывают эмо­ци­о­на­ль­ное воздействие даже на людей, не владеющих арабским языком. Этот удивительный ритм превосходит по своей красоте ме­ло­дич­ность музыкальных произведений и певучесть стихов. И если мелодия и рифма быстро наску­чи­вают при частом повторении, то эв­фо­ния Корана благодаря многообразию её форм не вызывает скуки и неприятия.

Другая яркая особенность Корана — его лексико-синтаксическое совершенство. Слова и обороты подобраны и размещены в Коране наилучшим образом, благодаря чему заложенные в них значения очевидны, а необходимые акценты правильно расставлены.

Ещё одна отличительная особенность Священного Корана в том, что приведённые в нём аргументы в одинаковой степени возбуждают и разум, и чувства. Они не только доказывают правильность и полезность тех или иных положений и поступков, но и формируют со­от­ветст­вующее эмоциональное отношение к ним, создавая эффект внушения [41:39; 50:6-11]. Разъяснение философских и этических во­про­сов иногда сопровождается яркими сравнениями, а иногда встроено в истории о пророках и древних народах.

В отличие от других сочинений, Священный Коран характеризуется смысловой и композиционной цельностью. Эта особенность выра­жается и в выборе языковых средств, и в общности замысла. Но самое главное — весь текст писания пронизан царственным отно­ше­ни­ем ритора к аудитории и происходящим событиям. Каждая кораническая идея раскрывается в заповедях и притчах, рассказах и ди­а­логах. Эти элементы дополняют друг друга, связывая воедино все части писания и придавая ему художественно-риторическую цель­ность.

Удивительной особенностью Корана является и то, что ясность аятов не исключает собирательности их значений. Коранические аяты, которые, с одной стороны, постигаются без особых усилий, а с другой стороны, предстают в новом свете по мере изучения их лексики и фра­зео­ло­гии, обстоятельств их ниспослания, их взаимосвязи с другими аятами и науками.

К особенностям коранического стиля можно отнести и сочетание лаконичности слога с ёмкостью смысла. Аяты Корана изобилуют фи­­гу­ра­ми опущения, а указания на определённые понятия и события нередко выражаются немногословными намёками. Благодаря это­му создаётся эффект живой речи между собеседниками, которым хорошо известно о предмете речи и подробностях обсуждаемых во­про­сов.

Ильтифат

Подробнее: Ильтифат
В кораническом тексте часто встречается изменение отношения субъекта действия к говорящему, проявляемое в изменении лица гла­го­ла. Подобные обороты часто встречается в арабской поэзии и подробно описаны в трудах аль-Фарры (ум. 822), Абу ‘Убайды ат-Тайми, аль-Мубаррада (ум. 898) и др. В более поздней литературе этот приём обычно именуется ильтифа̄т (от ар. لَفْتٌ «вращение», «по­во­рот»).

Некоторые исследователи насчитывают свыше 140 случаев перехода от третьего лица к первому [6:99]. По мнению комментато­ров, такой приём намекает на неспособность людей постичь сущность Аллаха. Немало случаев перехода от первого лица к третьему [33:9] и от третьего лица ко второму [33:55]. Значительно реже встречаются переходы от второго лица к третьему [16:72] и лишь однажды — переход от первого лица ко второму. В Коране также насчитывается более пятидесяти аятов с изменениями числа с множественного на единственное или на двойственное, и наоборот. Многие из которых содержат речь Аллаха от первого лица то единственн­но­го, то множественного числа.

Бо́льшая часть Корана имеет форму диалога между Аллахом и Мухаммадом, между его последователями и противниками. Иногда Ал­лах обращается к людям от первого лица, иногда — от третьего лица, а иногда вкладывает слова в уста пророка Мухаммада или ангелов. В арабском языке речь от первого лица множественного числа используется, когда ритор желает подчеркнуть свою важ­ность. Следует знать, что в ряде случаев речь от первого лица множественного числа приписывается не Аллаху, а ангелам.

В Коране имеются пассажи, в которых обращение к лицу в единственном числе продолжается сло­ва­ми во втором лице множествен­но­го числа (например, 10:87). Обычно такой приём используется, когда повеление обращается сначала к пророку Мухаммаду , а по­том распространяется на всех мусульман: [65:1]. Это расценивается как косвенное указание на то, что религиозная практика Мухамма­да по­ложена в основу мусульманского шари‘ата. Иногда подобный приём служит для придания речи большей вырази­тель­но­с­ти [17:63].

В Коране имеются необычный синтаксис, — изменение времени или наклонения глагола. В одних случаях прошедшее время изме­ня­ет­ся на настоящее, что может указывать на то, что выделяемое действие продолжается до сих пор [33:10]. В других местах глагол про­шед­ше­го времени стоит после глагола настоящего времени [18:47]. Такой переход к прошедше­му времени подразумевает неизбеж­ность описываемого события, которое предопределено и уже словно произошло в сокровенном знании Аллаха.

Много вопросов и обсуждений вызывает изменение падежа имён. Как отмечает аз-Заркаши, подобный приём служит для выделения указанных слов из ряда однородных членов в виду важности соответствующих вопросов и особого места, которое они занимают в суре. Кроме того, из­ме­не­ние падежа этих имён не осложняет понимания их смысла и связи с другими словами в предложении. По мнению аль-Куртуби (ум. 1273), изменение падежа в Коране может использоваться и для восхваления или порицания кого-либо или чего-либо, потому что такой приём часто используется в арабской поэзии.

В Коране также имеются повторное употребление имени вместо предлога. Из арабской риторики известно, что к подобным оборотам прибегают в тех случаях, когда хотят придать выражению дополнительную эмоциональную окраску [2:115]. К сложностям корани­че­с­ко­го синтаксиса обычно относят и замену одной морфологической кон­ст­рук­ции другой.

На первый взгляд, нарушением синтаксического строя являются и случаи употребления глагола настоящего времени в значении пове­ли­тельного наклонения, и наоборот. Употребление одной морфологической формы в значении другой допустимы в арабской речи и часто встречается в Священном писании. К распространённым случаям можно отнести употребление причастия действительного за­ло­га (исм фа̄­‘иль) вместо причастия страда­тель­ного залога (исм маф‘yль), и наоборот.

В Коране есть и другие виды замен морфологических конструкций, которые подробно описаны в трактате аз-Заркаши. Таким образом, в трудах по тафсиру и корановедению разъясняется и обосновывается соответствие лексико-синтаксических средств Корана требо­ва­ни­ям классической арабской грамматики. На протяжении долгого времени изучение грамматики священного текста шло параллельно с развитием традиции тафсира, и некоторые комментаторы (аз-Заджжадж, Макки ибн Абу Талиб, аль-‘Акбари) це­ли­ком посвящали свои сочинения этой проблеме. Язык Корана и сегодня остаётся непревзойдённым образцом арабского красноречия, и можно сказать, что именно священной книге арабский язык обязан тем, что его грамматические и орфографические принципы вот уже много столетий ос­таются неизменными.

Литература

Использованная литература
  • Э.Р. Кулиев, Стиль Корана // Корановедение: Учебное пособие / Э.Р. Кулиев и М.Ф. Муртазин. — М. : Изд-во МИУ, 2010. — С. 134-142. (рус.)
Дополнительная литература

Информация о статье

  • Автор: Редакция сайта; E-mail: feedback@quranacademy.org.
  • Библиографическая ссылка: Стиль Корана [Электронный ресурс] // QuranAcademy.org: Академия Корана. 2020 г.
  • URL: http://ru.quranacademy.org/encyclopedia/article/Stil
  • Дата первой публикации: 10 марта 2020 г.