Значение толкования Корана

Значение толкования Корана
ТЕГИ:
     толкование Корана
СИНОНИМЫ:
     значение тафсира
СМ. ТАКЖЕ:
     толкование Корана: источники, в различных течениях, в 20 веке, виды; перевод Корана

Современники пророка Мухаммада без особого труда понимали смысл откровений, значе­ния его отдельных слов и целых пред­ло­же­ний.[⇨] Ранние сочинения по тафсиру включали в себя только хадисы Пророка , изре­чения сподвижников и мнения таби­инов. По мере развития бо­го­словских наук наряду с общими тафси­рами появляются и специ­альные сочи­нения, по­с­вя­щён­ные отдельным ас­пектам истолко­вания Корана.[⇨] В мусульманском бого­словии для обоз­на­че­ния истол­кования Корана широ­ко используются близ­кие по значению термины тафсӣр и та’вӣль. На раннем этапе станов­ления мусуль­манской экзегетики учёные-бого­словы (улемы) не делали раз­ли­чий между понятиями тафсӣр и та’вӣль. Со временем содер­жание этих понятий стало из­ме­ня­ть­ся, и неко­торые авторы стали рас­смат­ри­вать та’вӣль как частный слу­чай таф­сӣ­ра.[⇨]

Развитие мусуль­ман­ской экзегетики протекало пара­ллель­но с эволюцией пред­ставле­ний о су­ще­ст­во­вании у священ­ного текста явной (ар. الظاهِر [з̣а̄хир]‎) и скры­той (ар. الباطِن [ба̄т̣ин]‎) стороны. Ранние ком­мента­торы остерегались истол­ковы­вать аяты без убеди­тель­ных аргументов и вопреки их очевидному смыслу, а неко­торые из них и вовсе молчали, когда речь заходила о скры­том смы­сле откро­вений. Толко­вание скрытого смысла в Коране в значи­тельной степени отражало идей­ную борьбу внутри мусуль­ман­ско­го ми­ра.[⇨]

Толкование Корана во времена Пророка ﷺ

Подробнее: Толкование Корана во времена пророка Мухаммада
В Коране подчёркивается, что он ниспослан на «ясном арабском языке» [16:103] и соот­ветст­вует правилам арабской речи [14:4]. Ран­ние мусуль­мане были свидетелями событий, по поводу кото­рых произно­сились откро­вения, и различали между запо­ведями, каса­ющимися веро­уче­ния, ша­ри‘а­та и повседневной жизни. Вме­сте с тем можно пред­поло­жить, что боль­шин­ству слушателей пророка Мухам­мада откры­вал­ся только очевидный смысл аятов. Осо­бен­нос­ти стиля и компо­зиции Корана, богатство его лек­си­ки и много­значность аятов побуждали сподвижников подолгу раз­мыш­лять над откровениями. А углубиться в их значения удавалось лишь тем, кто лучше других разби­рался в тонкостях араб­ско­го языка и пле­мен­ных диалектах, больше вре­мени проводил рядом с По­слан­ником Аллаха и был лучше осведомлён о причинах ниспослания аятов. Есть внушающие доверие свидетельства того, что сподвижники не знали зна­чений отдельных слов и иногда дела­ли неправильные выводы из аятов.

Возможность интерпрета­ции неко­торых аятов вопреки их под­лин­ному смыслу хорошо осознавалась му­суль­манами. В мединских сурах подчёр­кива­ется, что среди откро­вений есть и ясные, и не­о­че­вид­ные по смыслу, нуждающиеся в разъяснении [3:7], и что непра­вильное истол­кование Корана приводит к за­блуж­дению [2:26]. В связи с этим спод­виж­ники не предавались рас­сужде­ниям о смысле неочевидного, а при возникновении трудностей обращались с во­про­сами к самому Пророку . Особенность проро­ческого периода состояла в том, что в ответ на какой-либо вопрос Мухам­мад мог получить новые откро­вения. Это обстоятельство сдер­живало пытливость многих его соратников: они опасались, что по их поводу будут ниспосланы неодо­б­ри­тель­ные откро­вения или обреме­ни­тель­ные за­по­ве­ди.

В дополнительных растолкованиях нуждались и корани­ческие рассказы, в которых не раскрываются подроб­ности описанных событий, и запо­веди, изложенные в общем виде, и аяты, содер­жащие отменяющие или отменённые положения, и аяты, содер­жащие косвенные указания на лица. В хадисах также разъясняются достоинства отдельных сур и аятов. В ком­мента­риях Пророка редко упомина­ются лекси­чес­кие значения тех или иных слов. В целом же со­вре­мен­ники Му­хам­ма­да без труда понимали лексику Корана. И хотя она со­держит слова, которые считаются заимствованными, оче­видно, что ко вре­ме­ни сложения Корана они прочно вошли, по мень­шей мере, в неко­торые из араб­ских диалектов. Пророк Мухам­мад разъяснял важнейшие аспекты Писания, дополнял корани­ческие рассказы и описания, уточнял и кон­кре­тизи­ровал положе­ния ша­ри‘а­та, разъяснял смысл отдельных выра­же­ний и косвенных указаний. Однако они не охватывают весь ко­рани­чес­кий текст, о чём можно судить хотя бы по отсутствию хадисов о значе­нии бук­вен­ных зачи­нов. Ответ­ствен­ность за даль­нейшее ком­ментиро­вание Корана легла на после­дующие поко­ления улемов, ко­торые считали таф­сир важ­ней­шей из религиозных наук.

Наука о толковании Корана

Подробнее: Наука о толковании Корана
Сподвижники пророка Мухам­мада уделяли большое внимание обучению Корану и разъ­яс­не­нию его смысла. К ним восходит кор­пус мусуль­манских преданий, в которых рас­крывают­ся об­сто­ятель­ства ниспослания и зна­чения многих аятов. Постепенно вокруг тех из них, кто посвятил себя преподаванию Корана, начали скла­дываться первые школы тафсира: мек­кан­ская, мединская и иракская. Са­мым авторитетным бого­словом в Мекке был «толмач Корана» ‘Абдуллах ибн ‘Аббас ибн ‘Абд аль-Мутталиб аль-Хашими (да будет доволен им Аллах) (ум. 687). Традиционно на­и­бо­лее надёжными считаются ком­мента­рии Муджахида. У истоков ме­дин­ской школы тафсира стояли спод­виж­ни­ки Убайй ибн Ка‘б (да будет доволен им Аллах) (ум. 642), ‘Умар ибн аль-Хаттаб (да будет доволен им Аллах) (ум. 644), ‘Али ибн Абу Талиб (да будет доволен им Аллах) (ум. 661), Джабир ибн ‘Абдуллах (да будет доволен им Аллах) (ум. 697) и др. Ста­новле­ние иракской школы связано с именами сподвижников ‘Абдуллаха ибн Мас‘уда (да будет доволен им Аллах) (ум. 653) в Куфе и Анаса ибн Малика (да будет доволен им Аллах) (ум. 712) в Басре. Сле­дует отметить, что в первом веке хиджры бого­словские ком­мента­рии к Корану передавались изуст­ным путём. Письменная фиксация и систе­матиза­ция преданий началась лишь в конце правления Омейядов.

Поначалу хадисы о значениях аятов и о причинах их ниспослания вклю­чались в общие своды хадисов, неко­торые авторы выделяли их в от­дель­ные главы. Своды, по­свя­щён­ные тафсиру, не сохранились до наших дней, но многие из тех хадисов вошли в состав других сборников. Ранние сочинения по тафсиру вклю­чали в себя только хадисы Пророка , изречения сподвижников и мнения табинов. Критическое направление в тафсире стало за­рож­даться в конце VII — начале VIII веков, а его основателем считается северо-афри­кан­ский бого­слов Йахйа ибн Салам аль-Басри (ум. 815). Автор не ограничивается соби­ранием хадисов и сообщений, в которых рас­кры­ва­ются значения аятов, но и даёт собственную оцен­ку мнениям своих пред­шествен­ников, указывает на наиболее пред­почти­тельные среди них. Впоследствии этим методом вос­поль­зо­вал­ся Ибн Джарир ат-Табари (ум. 923), автор фундаментального труда Джа̄ми‘ аль-байа̄н фӣ та’вӣль аль-Кур’а̄н («Свод разъяснений об истол­ковании Кора­на»). Эта книга до сих пор счита­ется самым авто­ритет­ным таф­сиром Корана. Вслед за работой ат-Табари появились тафсиры труды бого­словов, которые уделяли большое внимание надёжности ха­ди­сов, тщательно фик­сировали цепочки передач (ис­на­ды) и избегали цити­рова­ния слу­чай­ных мнений. Но со временем неко­торые ав­то­ры пере­стали цити­ровать иснады, вслед­ствие чего разли­чия между досто­верными и сла­быми преда­ниями практи­чески стёр­лись.

По мере развития бого­словских наук наряду с общими тафсирами появ­ляются и специальные сочи­нения, посвя­щённые отдельным ас­пектам истол­кования Корана. Так, бас­рий­ский грамматист Абу ‘Убайда в трак­тате Маджа̄з аль-Кур’а̄н («Пере­носный смысл в Кора­не») осу­ществ­ляет грам­ма­тический и лекси­ческий раз­бор многих аятов. Еги­пет­ский бого­слов Абу Джа‘фар ан-Наххас собирает и систе­ма­тизи­рует по сурам предания, касающиеся отменя­ющих и отме­нён­ных текстов, а персидский ком­мента­тор Абу аль-Хасан аль-Вахиди — предания, в которых опи­сываются причины нис­посла­ния аятов. Хадисы, в которых рас­крыва­ются правовые аспекты Ко­ра­на, были по­ложены в основу тафсира баг­дад­ского бого­слова Абу Бакра аль-Джас­саса. Поначалу это направление в тафсире раз­ви­ва­ет­ся прежде всего в контексте мусуль­манского законо­ведения. Позднее тенденция к изу­чению отдельных сторон священ­ного текста приводит к по­яв­лению таф­сиров, всецело посвя­щённых какой-либо одной области знания. Абу Исхак ас-Са‘ляби и ‘Али ибн Му­хам­мад аль-Хазин (ум. 1341) уделяют много внимания исто­ричес­ким рассказам, законо­веды Ибн аль-‘Араби и Абу ‘Абдуллах аль-Куртуби — заповедям и правовых нормам, мыслитель Фахр ад-дин ар-Рази — изречениям фило­софов и мудрецов. ‘Абд аль-Джаббар и аз-Замахшари в своих тафсирах от­стаива­ют убеждения му‘тазилитов, а аль-Фадль ибн аль-Хасан ат-Табарси (ум. 1153) и Мулла Мухсин аль-Каши (ум. 1680) — воззрения ши‘итов-има­ми­тов.

Эпоха клас­сической мусуль­манской экзегетики продолжалась до конца XIV — середины XV веков. Итоги изысканий мусуль­манских ком­мента­торов были подведены сначала аз-Заркаши, а несколько позднее — ас-Суйути. На протяжении последующих четырёх сто­ле­тий мусуль­манская рели­гиозно-фило­софская мысль переживала глубокий кризис, и корани­ческие науки практически не раз­ви­ва­лись. Новые идеи в тафсире появляются лишь с конца XIX века благодаря стараниям реформаторов Мухам­мада ‘Абдуха (ум. 1905), Му­хам­ма­да Ра­ши­да Риды (ум. 1935), Мухам­мада Мустафы аль-Мараги (ум. 1945) и др. Совре­менные толкования Корана затрагивают не толь­ко теоло­гические, но и общест­венно-полити­ческие и научные аспекты священ­ного текста, характеризуются недюжинными ли­те­ра­тур­ны­ми достоинствами и широ­ким спектром поднятых в них про­блем.

Различие между тафсиром и тавилем

Подробнее: Различие между тафсиром и тавилем
В мусуль­манском бого­словии для обозначения истол­кования Корана широ­ко используются близ­кие по значению термины тафсӣр и та’вӣль. На раннем этапе станов­ления мусуль­манской экзегетики учёные-бого­словы (улемы) не делали различий между понятиями тафсӣр и та’вӣль. В част­ности, этого мнения при­держи­вался известный багдадский бого­слов Абу ‘Убайд. Термин та’вӣль встре­чается и в на­зва­ни­ях ряда авто­ри­тет­ных ком­мента­риев к Корану, в том числе у ат-Табари. Послед­ний факти­чески отож­дествляет поня­тия тафсӣр и та’­вӣль, и в его сочи­нении неодно­крат­но повто­ряются выра­жения «мнение о толко­вании выска­зыва­ния досто­слав­ного [Аллаха]», «зна­то­ки толко­вания разо­шлись во мнениях», в которых исполь­зуется термин та’­вӣль. Со временем содер­жание этих понятий стало из­ме­нять­ся, и неко­торые авторы стали рас­сматри­вать та’­вӣль как частный случай таф­сӣ­ра. Например, согласно одному из опре­делений, тафсӣр — это разъ­ясне­ние значений текста в самом широ­ком смысле, а та’вӣль — это рас­крытие его неоче­вид­ного смысла на осно­вании какого-либо довода. В отличие от них, боль­шинство авторов вообще про­ти­во­по­ста­в­ля­ют эти два понятия, ус­матри­вая между ними более выра­женные раз­ли­чия.

Противопоставление понятий тафсӣр и та’вӣль началось не сразу и пона­чалу не было абсолютным. Ранние экзегеты не огра­ничива­лись разъ­ясне­ниями пророка Мухам­мада и углублялись в значения аятов, ис­сле­дуя лингви­с­ти­че­с­кие особен­ности текста и опи­раясь на косвенные аргументы. Несмотря на то, что слово та’вӣль часто употребляется в Коране и широ­ко использовалось ранними улемами, когда речь шла об ис­тол­ко­ва­нии аятов, постепенно образ клас­сичес­кого ком­мента­рия, пролива­ющего свет на различные аспекты священ­ного текста, прочно закре­пился за термином тафсӣр. Понятие та’вӣль, в свою очередь, распро­страни­лось на раци­оналисти­ческий, символический и ал­ле­го­рический способы истол­кования Корана, кото­рыми пользо­вались бого­словы, опирав­шиеся на так назы­вае­мый «скрытый смысл» Пи­са­ния. К по­доб­ным ис­толко­ваниям чаще всего прибегали му‘тазилиты, ши‘иты и суфии, пози­циони­ровав­шие себя как против­ники бук­ва­ль­ного понима­ния священ­ных текстов.

Явное и скрытое в Коране

Подробнее: Явное и скрытое в Коране
Развитие мусуль­манской экзегетики протекало параллельно с эволюцией представлений о су­ще­ст­во­вании у священ­ного текста явной (ар. الظاهِر [з̣а̄­хир]‎) и скрытой (ар. الباطِن [ба̄­т̣ин]‎) стороны. До нас дошли изречения неко­торых спод­вижни­ков и табиинов о мно­го­гран­ности Корана и воз­мож­ности углубления в его тайны. Ранние ком­мента­торы остерегались истол­ковывать аяты без убеди­тельных ар­гу­ментов и вопреки их очевидному смыслу, а неко­торые из них и вовсе молчали, когда речь заходила о скрытом смы­сле откро­вений. Сре­ди табиинов к ком­мен­тариям, осно­ван­ным на умо­зритель­ных доводах, чаще других прибегал ‘Ик­ри­ма ибн ‘Аб­дул­лах, что вызы­ва­ло неодобрение мно­гих его современ­ни­ков.

Первыми последовательными сторон­никами эзотерического истол­кова­ния Корана были му‘та­зи­ли­ты. Для обос­нования своих взглядов, во многом противоречащих очевид­ному смыслу Корана, му‘та­зилиты вы­сту­пали против его бук­валь­но­го понимания и истол­кова­ния. Ссылаясь на су­щество­вание в Коране ясных (мухкам) и неочевидных (муташа̄бих) текстов, они счи­та­ли воз­можным ис­тол­кова­ние во­преки очевидному смыслу тех аятов, которые не укла­ды­ва­лись в их религиозную доктрину, вслед­ст­вие че­го учёные-бого­словы (уле­мы) относят их к «сторонникам скрытого смысла» (бати­ни­там).

Большое внимание истол­кованию скрытой стороны Корана уделяли и ши‘иты-имамиты. Согласно има­мит­ским представлениям, после кончины пророка Мухам­мада ответ­ствен­ность за истол­кование откровения легла на имамов бого­избран­ных предводителей из ро­да Пророка . Особенность имамитских тафсиров в том, что многие аяты интер­прети­руются как скрытые ука­за­ния на пре­вос­ход­ство ‘Али (да будет доволен им Аллах) и его потомков, а повеления повиноваться Все­выш­нему — как повеления признать вер­ховную власть имамов из рода Про­ро­ка .

В со­чи­не­ниях суфийских мыслителей, способствовавших укреплению раци­оналистских тенденций в му­суль­манской религиозной мыс­ли и оказав­ших большое влияние на развитие арабской фило­логии, нередко встре­чают­ся толкования, никак не связан­ные с оче­вид­ным смыслом аятов. Неко­торые иссле­дова­тели относят суфий­ские ком­мента­рии к разряду тафсиров, поскольку именно так клас­сифици­ровали их сами ав­то­ры. По мнению других улемов, мистико-фило­соф­ские рассуждения суфиев неправильно называть тафсиром. Безу­слов­но, су­фий­ские истол­кования, особенно труды Ибн ‘Араби и Джамал ад-дина аль-Кашани (ум. 1330), ока­зали большое влияние на развитие логики и теории по­зна­ния и остаются актуальными для мистико-фило­соф­ского познания окружающей реаль­ности. Однако нельзя от­ри­цать и тот факт, что нередко они выходят за рамки научных и теоло­гических методов текстуального анализа.

Ещё большее место эзотерическому истол­кованию Корана отводится в учениях «крайних» ши‘итов, фаласифа (мыслителей, ориен­ти­ро­вавшихся на античные формы фило­софство­вания) и соци­ально-религи­озных движений хуррамитского типа. Именно их мусуль­ман­ские доксографы называют собственно батинитами, потому что они, в отличие от му‘тазилитов или имамитов, вообще отрицают яв­ный смысл откровений. Наиболее ярко эзотерические истол­кования Корана проявля­ют­ся в сочинениях ис­ма‘или­тов; они апеллировали к скрытому смыслу откровения для обос­нования не только своих поли­тических притя­за­ний и уста­новлен­ной внутри дви­жения иерар­хии «посвя­щённых», но и особой космо­гоничес­кой теории, в которой были адапти­ро­ва­ны идеа­ли­с­ти­ческие взгляды нео­плато­ни­ков.

Особое место среди тафсиров зани­ма­ют ком­ментарии фаласифа Абу Насра аль-Фараби (ум. 950), Абу ‘Али Ибн Сины (ум. 1037), Абу аль-Валида Ибн Рушда (ум. 1198). Питая искрен­нюю любовь к фило­софство­ванию, эти авторы стремились подвести пони­мание са­к­ра­льного текста под идеи Платона, Аристотеля и других ан­тич­ных мыслителей, причём на вос­токе мусуль­манского мира попыт­ки ус­т­ра­нить явные проти­воре­чия между религией и фило­софией были более после­дователь­ными. И хотя фаласифа формально признавали основные положения ислама, их воззрения во многом противоречили тра­ди­ци­он­ным представлениям об Аллахе, бытии и душе. Не­с­мо­т­ря на это, мета­физические и космо­гони­ческие взгляды фаласифа получи­ли даль­нейшее развитие в ряде суфий­ских учений.

Литература

Использованная литература
  • Э.Р. Кулиев, Тафсир и его значения // Корановедение: Учебное пособие / Э.Р. Кулиев и М.Ф. Муртазин. — М. : Изд-во МИУ, 2010. — С. 271-282. (рус.)
Дополнительная литература
  • А.А. Али-заде, Тафсир // Исламский энциклопедический словарь. — М. : Ансар, 2007. (рус.)
  • Exegesis of the Qurʾān // Integrated Encyclopedia of the Qurʾān. — Sherwood Park: CIS, 2013—2019. — Vol. III (E—H). (англ.)

Информация о статье

  • Автор: Редакция сайта; E-mail: feedback@quranacademy.org.
  • Библиографическая ссылка: Значение толкования Корана [Электронный ресурс] // QuranAcademy.org: Академия Корана. 2020 г.
  • URL: http://ru.quranacademy.org/encyclopedia/article/Tafsir-Znach
  • Дата первой публикации: 3 февраля 2020 г.